Прага

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Прага » Центр города » Улицы Старой Праги


Улицы Старой Праги

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

http://praga.1bb.ru/uploads/0010/16/0b/47-1-f.jpg

Здания в больших чешских городах имеют два номерных знака. Один из них синего цвета, другой - красного.
Синие номера - это порядковые номера зданий на улицах. Исторически счет всегда начинался с конца улицы, который ближе к реке. Как везде в Европе, нечетные номера принадлежат одной стороне улицы, четные номера - другой.
Красные номера относятся к реестру домов всего квартала, например, Старого Места, и соответствуют очередности, в которой здания этого района были построены. Большинство людей не помнят их. Если говорят, например, что дом находится на Длоугой улице номер восемь, как правило, имеется в виду синий номер. Красные номера обычно содержат три и более цифр. (с) Нумерация пражских домов.

0

2

>> Бар-студия "Баккара"

Иржи с трудом удержал вздох облегчения и, одновременно, разочарования, когда Марек, с феном в руках, поднялся на ноги и прошествовал в ванную. Благодарен был парню за то, что тот, не стал досушивать свои волосы в комнате, маяча перед ним в одном полотенце, а скрылся, дав возможность Трефу привести в порядок свои мысли и ощущения, успокоить свое тело. Вроде как даже и отпустило, полегчало.
Стоило только одетому Мареку появиться снова, как на лице Иржи расцвела ничем не прикрытая улыбка, а открытый и прямой взгляд с удовольствием очертил жесткие черты лица приятеля. Всю серьезность словно волной смыло. Так все таки странно – при виде лохматого Марека, чья физиономия, в обрамлении волос, мила и выглядит моложе, хочется быть серьезным и ответственным, а при виде открытого лица приятеля, с жестковатыми чертами, что делали его старше – улыбаться и чувствовать себя хоть немного, да младше. Странный, немного забавный своеобразный «баланс».
- Ну, наконец, принцесса в сборе, - усмехнулся он на «обвинение» друга. Оценил темно-серый спортивный костюм, почти как у него самого, кроссовки и усмехнулся, - Если бы ты не был таким лохматым и блондинистым, то вполне сошел бы издалека на моего брата-близнеца.
Быстро поднявшись с кресла, он проследовал за другом ним на лестницу, покидая его комнату.
- Конечно, покажу тебе свой любимый маршрут, - отозвался он на слова Марека, пожалуй, несколько вкрадчиво, потому как его маршрут никак нельзя было назвать пятиминутным. Сокращать же его ради друга Иржи не собирался, но об этом пока решил умолчать – ни к чему пугать его раньше времени. С этого чуда станется развернуться обратно и, пожелав приятной прогулки, вернуться в теплую постель. Хотя, если быть уж совсем честным, не верил он, что Марек поступит так.
Услышав колкие слова Ирры, он лишь усмехнулся, не став опровергать их, и в очередной раз прикинул, что свое прозвище милая девушка получила отнюдь не только за свой примечательный пирсинг.
- Спасибо, Ирра, - тепло улыбнулся он ей и кивнул на Марека, - И от этого приятного типа тебе тоже спасибо – за кофе. Правда, чудо чудесное?
Подарив широченную улыбку затылку друга, он в секунду оказался рядом и, положив свою ладонь на его плечо, вместе с Мареком вышел на улицу.

Уже немного рассвело, и Иржи чуть недовольно поморщился – сегодня пробежка начнется несколько позже обычного, что было не слишком привычно для него. Зато это с лихвой компенсировалось приятной компанией в виде лучшего друга, которого хоть и знал всего пару лет, но который умудрился за это время стать жутко близким ему человеком.
Только выйдя на улицу, он сумел переварить и сформулировать мысль по поводу заявления приятеля о намерении сняться в порно.
- Знаешь, Марек, - заявил он, заглянув в лицо друга, - Не представляю даже, что могло тебя подтолкнуть к такому желанию, но думаю, что ты произвел бы фурор на этом сомнительном поприще – красавец, сексуальность прет из тебя, хоть вагонами отгружай да продавай, да и занятие это, наверняка тебя позабавит… на пару раз этак, а потом наскучит. Так что, обязательно попробуй.
Он усмехнулся, глядя на приятеля, прекрасно зная, что отговаривать его нет никакого смысла – все равно ведь сделает то, что взбрело ему в голову. Пусть уж сделает, потешится, да забудет, чем желает и мечтает долго о какой-нибудь ерунде.
- Только помни, что у порноактеров не просят автографов, - усмехнулся Иржи и кивнул в сторону.
- Итак, наш путь – до Карлового моста. Не советую пытаться уложиться в пять минут, потому как назад я тебя на руках нести не собираюсь…
О том, что это лишь малая часть пути, предусмотрительно промолчал.

Отредактировано Иржи Криштоф (27-10-2011 11:53:05)

0

3

А на самом то деле все было отлично, сколько бы не ворчал и не отбрыкивался. Стоило выйти на улицу, и наступал тот самый благословенный момент просветления, когда ты клянешься себе что  да, вот она, новая жизнь! И с этого момента, этого вот самого, когда у твоих легких словно выросли птичьи крылья и их наполняет до прозрачного чистый воздух, именно в этот момент обещаешь себе, что так будет всегда. Каждое новое утро твоей такой новой, отмытой морозной росой, жизни. И, главное, сам веришь в это и чувствуешь весь мир под подошвами своих кроссовок, который медленно вращается вокруг оси в едином с тобой ритме. А рядом маячит плече друга, который не даст сойти с верного, выбранного тобой пути не взирая на все преграды. Марек улыбнулся, глубоко-глубоко вдохнув в себя весь этот город и посмотрел на Иржика блестящими серыми, как влажный асфальт под их ногами, глазами. Счастливыми – словно только что ему раскрыли тайну - почему небо голубое. Скоро будет. День, даже в этой предрассветной дымке, обещал родиться ясным и не смотря на переменчивость октябрьской погоды, в это хотелось верить. Как раз такой день, когда даже каменное сердце города золотое и багряное. Было легко и хорошо и все планы казались правильными и легко осуществимыми.
-Я просто хочу это сделать, - проговорил на все слова Иржика. Знал, что другу это его новое увлечение явно придется не по душе, да и кому бы пришлось? А, может, позвать его с собой? Но нет, сейчас, с зачесанными волосами и серьезным носом, он был старшим и ни за что не пустил бы младшего заниматься такой ерундой. Знал и то, что отговаривать его не будут. Не так много времени от их дружбы потребовалось, чтобы убедить Иржи в полном иммунитете слова "хочу" от здравого смысла.
Да и вообще во время бега особо не поговоришь. Мимо старых фасадов домов, чьи невысокие крыши уже греются под яркими, но скудными на жар лучами встающего солнца. Мимо редких сонных прохожих до самого Карлова моста, утопающего в тумане, рожденном Влтавой, что делал противоположный берег мутной картонной декорацией на фоне светлеющего неба, в котором терялись темные силуэты резных изящных шпилей. Нельзя было жить в этом городе и не быть художником или поэтом!
  Марек остановился посреди моста, чувствуя, как с непривычки гудят ноги и каждую неровность старой-старой кладки.
- Я пересплю с режиссером и стану порнозвездой! – едва ни не крикнул, рассмеявшись, спугнув небольшую стайку, скорее всего, туристов, обступивших одну из скульптур и высвечивая грани камня вспышками фотоаппаратов. А парень обнял друга за щеки ладонями и на несколько долгих секунд прижался влажными прохладными от частого взбудораженного дыхания губами к его губам, улыбаясь в невинный дружеский поцелуй и ощущая спиной, как вспышки камер по инерции выжигают уже их сдвоенный силуэт на сетчатке чьих то глаз. Обернулся на миг, блеснув глазами, словно пойманный из тумана дикий зверек и побежал дальше, увлекая Иржика за собой, крепко сжав его руку в своей

Отредактировано Марек Новак (27-10-2011 17:23:22)

0

4

Он бежал рядом с другом – легко, не напрягаясь, не смотря под ноги, зная, кажется, каждый камень на Карловой улице. Бегал каждое утро, совершенно случайно втянувшись в этот процесс еще пару лет назад, и сейчас его дыхание было равномерным, практически не сбившимся, благо до Карлового моста было рукой подать. Собирался бежать немного другой дорогой, лишь на обратном пути свернув на него, но засмотревшись на Марека, не задумываясь повернул за приятелем.
Следил за ним внимательно, краем глаза, наблюдая, выжидая, когда же друг начнет уставать с непривычки, но, то ли расстояние, что они преодолели было совсем небольшим, то ли физическая форма Марека, действительно, была куда лучше, чем представлял себе Иржи. Отчего-то хотелось вымотать друга, до жуткой усталости, до того момента, когда тот, не в силах бежать, перейдет на шаг, пытаясь отдышаться, а то и вовсе будет с трудом волочь ноги. И дело вовсе не в банальной жестокости, точнее, не только в ней, а в желании подарить то самое замечательное чувство, прелесть которого осознаешь куда позже, когда падая от усталости, забираешься в душ, а выбравшись из него, ощущаешь себя словно рожденным заново. Когда на следующий день болят ноги и приятно ноют во всем теле мышцы, напоминая о вчерашней пробежке, когда хочется послать куда подальше и, в то же время, повторить еще. Чувства эти знакомы лишь тем, кто не бегал раньше или бегает редко, от случая к случаю, что для Иржи уж было подзабытыми ощущениями. Хотя, кто знает, может для Марека это будет не такой уж и значительной нагрузкой.
Оказавшись на мосту, он с легким удивлением во взгляде осмотрел первых туристов, что ни свет ни заря, не теряя времени, приступили к своим ритуальным прогулкам и осмотру достопримечательностей.
Остановившись вместе с Мареком, он усмехнулся на его слова:
- Знаешь, почему-то я совсем не сомневаюсь, что так оно и будет. Довольствоваться малым не в твоем духе.
Хотел еще сказать пару слов, но его губы были внезапно накрыты поцелуем друга, и Иржи, не раздумывая ни секунды, ответил на него, впиваясь в его губы жадно, страстно. Обнял Марека, скользнув ладонями вниз, поглаживая и сильно сжимая упругие ягодицы приятеля. Даже заметив боковым зрением вспышки фотокамер не отстранился сразу, вдруг позируя с плохо скрываемым удовольствием.
Всего несколько безумных мгновений, вспышек камер и счастливых улыбок, адресованных туристам, и они уже бежали снова дальше, держась за руки, к противоположному берегу Влтавы, в направлении Малой Страны, наверняка напоминая двух влюбленных друг в друга существ. А, может, они такими и были – влюбленными, но не той влюбленностью, что требует признаний, секса и бури чувств, а той странной, с налетом легкого безумия, общения, понимания друг друга и, конечно же, дружбы.
Не добежав до конца моста, Иржи потянул Марека немного в сторону, влево, к краю моста, туда, где небольшая лестница вела к острову Кампа. Небольшой романтичный и красивый островок, что всегда безумно радовал взгляд парня, походил на улочки Венеции, отделяемый от Малой Страны речкой Чертовкой. В хорошую погоду по ней на небольшой лодке можно было бы отправиться в мини-круиз и послушать рассказы о достопримечательностях города. Правда, такие развлечения Иржи относил исключительно к забавам туристов, а то, что положено делать туристам, для себя, да и прочих местных жителей, парень считал недостойным.
Бежали долго и неспешно, любуясь красотами средневековых зданий, минуя величественные строения эпохи Ренессанса, дворец в стиле барокко, мимо одной из любимых пивных «У золотых ножниц» - еще одного места вокруг которого ходили легенды о призраках. Бежали мимо еще не открывшего в столь ранний час музея Кампа. Он тянул Марека все дальше и дальше, к парку в английском стиле, где великодушно планировал сделать небольшой перерыв и дать приятелю передохнуть.

Отредактировано Иржи Криштоф (28-10-2011 14:01:28)

0

5

До поворота с моста на лестницу они так и добежали, держась за руки. Худые, узловатые пальцы держали руку Иржи крепко - Марек и сам не замечал. Вроде бы чтобы не потерять в ритме бега его ладонь, на самом же деле все еще было жарко губам. Распалило так беспечно - неожиданный, откровенный ответ. Бог знает почему, знал же, что они нравятся друг другу. Может своя реакция удивила, когда на несколько мгновений туман вокруг них стал таким густым, что украл весь остальной мир и не спешил отдавать его обратно, возвращая по кусочкам, пока медленно-медленно таял. Когда они оказались в Малой Стране обрывки его уже едва были различимы на лике кокетливой Чертовки, и неожиданно стало заметно светлее.
  Руку все же пришлось отпустить - чтобы было удобнее спускаться, да и после бег стал снова бегом. Марек отставал на пол корпуса давая Иржи показывать дорогу и улыбался - замечательное место он выбрал. Сам художник исходил его вдоль и поперек. Да и сейчас иногда присоединялся незаметно к толпе туристов и в пол уха чувствовал себя гостем, для которого поездка сюда была чуть ли не сквозь время. Здесь людей было уже заметно больше, пробегая мимо парень улавливал отдельные слова, принадлежащие другим странам и культурам, некоторые из них узнавал даже среди непривычного слуху японского щебета. Их, его и Иржика, в спортивных костюмах и за таким будничным занятием, как утренняя пробежка, рассматривали частью маленького удивительного мира. Это было немного забавно. А сам Марек начал слегка уставать и отставать, потому как выдержать темп тренированного друга он если и мог, то очень недолго. В парке же просто напал на него сзади и, обняв за шею, стараясь заодно слегка придушить, повис на парне, шумно, слегка запыхавшись выдыхая ему в ухо и шею.
- Все, отдыхаем, или в твоем отеле станет на одного призрака больше! Если мы доберемся до храма Деве Марии я клянусь, что попрошу Иезулатко избавить меня от таких заботливых друзей! – пожаловался, явно не намереваясь двигаться дальше вот этого самого места и стараясь не думать, что им еще бежать обратно до бара.
- Ты мне теперь должен что-то жутко вредное, неполезное для здоровья, чтобы во мне вновь воцарилась гармония.

Отредактировано Марек Новак (29-10-2011 16:13:19)

0

6

Завернув в парк, они бежали по аккуратным, чистым, словно вымытым с мылом и шампунем, дорожкам, мимо первых туристов, глазеющих по сторонам, мимо аккуратных стриженных, с редкой золотистой листвой, кустов. Еще несколько дней, даже не недель, и эти последние листья окажутся на земле. Он немного мысленно, но совершенно беззлобно, попинал на Марека за то, что на пробежку они вышли позже обычного. В другое, более раннее время, на острове Кампа, без туристов было бы вообще замечательно, словно в другом мире – тихом, безмятежном и невероятно красивом, чарующем.
На этот раз, чтобы взглянуть на приятеля, пришлось обернуться, с удовлетворением отмечая, что парень начал уставать. У самого лишь начинали проявляться лишь первые признаки легкой усталости. Собственно можно было сделать перерыв. Там впереди, где дорожка поворачивала вправо, где не наблюдалось толпы иностранцев, Иржи приметил симпатичную лавку, на которой и решил сделать привал. Правда, на сей счет у Марека, похоже, были свои соображения, если и вовсе были, потому как, не добежав до лавки около полусотни метров, он, обхватив руками его за шею, повис на нем тяжким грузом.
- Эй, эй! – смеясь, возмутился Иржи, пытаясь на бегу освободиться от крепкого захвата друга, но не вышло. Бежать стало невероятно тяжело и парень перешел на шаг. Да что там бежать – идти с таким грузом, тянущим назад, пытаясь оглянуться, было тоже нелегко. Его занесло немного назад, и, вдруг заплетающиеся друг о друга ноги увели немного в сторону, на траву, что в отличие от кустов и деревьев все еще была зелена.
- Отпусти, гад! – все также смеясь, он попытался рыкнуть на приятеля, прекрасно зная, что тот его не отпустит, что слова бесполезны.
Попытался вывернуться, стянуть с себя Марека, но вместо этого, зацепившись о выступающий корень дерева, отчаянно взмахнул руками, пытаясь сохранить равновесие. Только куда уж там с таким «прицепом» за спиной, и Иржи, так и не устояв на ногах, полетел на землю.
Растянулся на траве знатно, душевно, словно прилечь прилег, придавливаемый сверху к земле телом друга. Тихо выругался – грязно, ярко, с душой, а затем, разразился безудержным смехом.
- Марек… Марек, - проговорил он сквозь смех, прерываясь, - моя месть, определенно, будет страшной. Так что, боюсь, жутко вредным и неполезным для твоего здоровья будет взбучка, полученная тобой от меня. Такой вариант устраивает?

0

7

Мир неожиданно из вертикального стал горизонтальным. Не то чтобы Марек не успел бы отцепиться от Иржи, или не помог бы ему удержать равновесие, просто на миг поддался какой-то простой неудержимой веселости и желанию поваляться, повалить, поиграть. Организм, ошарашенный таким бодрым утром, выискал в себе какие неведомые затаенные резервы ребячества, так и не растраченные за четверть века. Ткнулся носом е его шею, во все еще теплый по-домашнему запах, за которым уже прятались запахи мокрой земли и палой листвы. Оставил короткий поцелуй на шее, там, где высокий ворот слегка отстал в сторону, открывая кожу с тонкими светлыми волосками. Не первый раз Марек задумался, что бы было, если бы его братом был Иржик. И сейчас и много-много лет назад. Что бы было по-другому? Его тихих шутливых угроз сейчас он не боялся, совсем, хотя привык очень остро и даже нервно реагировать, помня, что ударить может любой. Даже тот, кому ты безоговорочно доверяешь. Тот, кто действительно был близок по крови… во всех смыслах этого слова. Неожиданные, незваные воспоминания заставили нахмурится. Хорошо, что Иржик не видел его сейчас, Марек позаботился об этом, обняв и прижав его к земле крепче, маскируясь азартом игры и нежеланием понести заслуженное возмездие. Легко нашел в вихрах темных волос розовеющее на прохладе ухо и куснул чувствительно, но не больно. Отпусти, поднимаясь и садясь верхом на поверженном противнике, довольно улыбаясь и ослабив хватку, чтобы парень мог уже в конце концов удобнее перевернуться, выкрутиться да и вообще встать с холодной земли. Правда и слишком упрощать эту задачу не стал, прижимая его бедра своими к земле ниже ягодиц, за которые бесцеремонно полапал руками, решив, видимо, что терять нечего и нужно брать от жизни по полной, пока ему не начали злостно мстить. Ветер мягко обдул лицо принося откуда-то неожиданный цветочный запах и эхо слов, перепутанных до неузнаваемости.
- Будто бы ты мой брат, - выдал тихо фразу, как продолжение каких-то своих, давнотекущих мыслей. Вышло задумчиво и немного грустно не в тему. Марек даже Иржи никогда не рассказывал о своей семье, она просто была как данность, где-то. То есть друг знал, что художник из небедной семьи, знал, что не было матери и что где-то есть отец, который ни разу не навещал сына в баре. Марек говорил иногда, что сам навещает его на праздники – врал, конечно. Не опорочив себя брат и его жена сделали все, чтобы испортить отношение старика к младшему, Марек даже не знал, вычеркнул или его уже из завещания или над этим еще работают. Последняя его попытка увидеться с Радеком была оборванна категоричным нежеланием последнего.
  Не знал Иржи ни слова и про его брата, и тем более про их связь, а те редкие случаи, когда Алеш навещал его легко оправдывал перед другом очередной пьяной дракой, или еще какой правдоподобной безделицей, в зависимости от собственного состояния. Случалось это не так часто, чтобы вызывать подозрения.
- Думаю нам пора возвращаться, - проговорил с по прежнему беззаботной улыбкой, которая была тем более безупречной маской, что являлась действительно искренней для друга.
- Пора, пора! Опять разлегся отдохнуть! А я то думал ты из нас двоих спортсмен!

0

8

Сейчас Марек, чье дыхание он ощутил на своей шее, чей нос ткнулся в нее, а губы оставили короткий поцелуй, был таким близким. В прохладе осеннего парка и с нотками первой морозной утренней свежести, в ощущении огромного мира, долетающих до слуха чужих слов, в окружении деревьев, лежа на бесконечной траве, он, его дорогой друг, ощущался невероятно теплым и родным. Тихая и сладкая гармония, которой можно было наслаждаться бесконечно долго, если бы не холод земли, на которой Иржи валялся, улетучилась в миг, когда зубы Марека ощутимо укусили его за ухо. Вздрогнул и тихо рыкнул, рассмеявшись тут же.
- Ах ты, паразит! – смешливо выругался и попытался пнуть приятеля ногой.
Однако достать его из такого положения было практически невозможно и Иржи, воспользовавшись тем, что хватка Марека немного ослабла, перевернулся на спину и уселся на земле, практически уткнувшись лицом в грудь друга. Затем крепко обнял его, обвивая руками за талию, прижимая к себе.
- А ты и есть мне брат, пусть и не кровный, - проговорил, улыбаясь, заглядывая ему в лицо, и коснулся подбородком его плеча.
Где-то там, вдалеке, на дорожке ходили люди. Кто-то оглядывался на них, кто-то проходил мимо, деликатно не замечая двоих парней, сидящих на траве, обнявшись. Такие незнакомые, чужие люди.
- Знаешь, - немного задумчиво продолжил он, - Кровь – это, в сущности, такая ерунда. По линии отца у меня просто тьма разных родственников. Со многими я периодически вижусь, иногда общаюсь, а некоторых годами не вижу. Если что-то случится со мной, они, конечно поговорят между собой о том, как им жаль, а ведь по сути, поговорят и забудут. Никто глубоко переживать не станет, хоть мы и в нормальных отношениях. Я тоже переживать не стану за них, хотя, если будет нужно кому помочь, помогу. Кстати, некоторых своих родственников я никогда и не видел. Какая тут может быть кровная связь? Зато некоторые личности, не являясь кровными родственниками, - Иржи потерся подбородком о плечо Марека, - умудряются вызвать куда более сильные чувства и желания, и за этих личностей можно горло перегрызть кому угодно.
Он выпустил Марека из своих объятий, чуть отклонился назад, чтобы вновь взглянуть в лицо другу и подарить ему ослепительную улыбку, а затем, опираясь руками о землю, выбрался из-под него и встал на ноги.
- Надеюсь, что ты после сегодняшней прогулки станешь иногда со мной бегать по утрам. Чем чаще, тем лучше, - высказал свое пожелание. О том же, чтобы тот бегал с ним каждое утро, не стал даже заикаться. Это казалось ему чем-то из области несбыточных мечт.
Он быстро прикинул обратный маршрут домой, пытаясь выбрать тот, что будет не намного длинней того, что они проделали, но не многолюдным. Не нашел. Сейчас, в это время, парк заполнялся туристами, а стало быть, и весь остров Кампа будет заполнен ими. На мосту же им снова придется остановиться, даже пройти пешком по нему, шагом от начала до конца, потому что наверняка уже торговцы сувенирами вытянули и расставили свои товары, а туристы с фотоаппаратами и тугими кошельками в погоне за красивыми кадрами и подарками на память о Праге заполонили мост.
«Ничего, будет для Марека очередной незаслуженный отдых».
А потом они побегут снова и остановятся только на маленькой безымянной площади, на пересечении Карловой и Семинарской улиц. Один уйдет к себе в бар, другой – в отель, чтобы привести себя в порядок, заняться своими обычными делами, а затем вечером встретиться снова.
- Побежали… - улыбнулся он, глядя на новоявленного спортсмена, - … братец.

>> Бар-студия "Баккара"

Отредактировано Иржи Криштоф (27-11-2011 23:30:53)

0

9

Марек поднялся следом немного сожалея, что нельзя остаться тут подольше, но земля и правда холодная, а уединенным это место можно было назвать с большой натяжкой, пусть им и не было ни до кого дела. Иржик прав - кровь это такая малость, она не делает ближе и роднее, и узы ее рвутся так же просто, как и любые другие. Знал бы ты...но промолчал, оставив отповедь друга безответной, улыбался только тихо, когда его голос звучал у самого уха, а талию очень ощутимо грело кольцо его рук. Заглянул в глаза без страха быть пойманным на маленькой лжи - уже не думал о своем, научившись закрывать эту дверь плотно и большую часть времени просто прислушиваться в тайным шорохам и скрежетам из-за толстой стены. Его реальность была здесь и сейчас, и в его реальности Иржик был братом - в это верилось легко и просто. И приятно.
Марек поднялся вслед за ним, отряхнув сначала его штаны на заднице от налипших сухих травинок  и листвы. Потом оглядел себя, выпутав из хвоста шуршащий багровый с подпалинами по контуру лист, повертел его в пальцах, поднося к лицу и вдыхая осеннюю пряность концентрированно, жмуря на рассветлевшееся небо одинаковые с ним цветом глаза. Оглядываясь, будто только сейчас понимая где они, и как они далеко от дома. Поморщился недовольно. Несерьезно. Нахмурился. Улыбнулся. Вручил Иржику листок.
- Я сегодня весь день думаю дома буду, освободишься –заходи, сварю тебе кофе, - не смотря на расчудесную кофемашину в баре в самой квартире парень не держал ничего подобного, предпочитая варить самостоятельно и по старинке, как когда то учила пани Нора, повариха в их родовом гнезде, на удивление сухенькая для своей профессии женщина с узловатыми беспокойными руками. На памяти Марека у нее ни разу в жизни ничего не пригорело, и до сих пор кофе он варил по ее рецептам. Хотя ничем особенным они не отличались. Зато это был маленький ритуал с почти антикварной посудой – то немногое, что парень позволял себе без малейших упреков к своей нетрадиционности. Разве что варил кофе он действительно редко. Но все же куда чаще, чем делился рассказами о месте, где его этому научили. Глянул на Иржика – когда-нибудь он ему расскажет. Все расскажет. А пока утвердительно кивнул, обещая эти ужасные утренние пробежки – пожалеет об этом следующим же ранним утром, когда друг придет выпинывать его из теплой постели.
- Побежали, - развернулся, несколько раз подпрыгнув на месте, разминаясь и выдыхая едва заметный пар в прохладный осенний воздух,- Я готов, готов!
На их общей пощади только и осталось что махнуть рукой, не прощаясь и завернуть в свой бар, откровенно не ожидая увидеть там столько странных посетителей в столь ранний час.

>>> бар-студия "Баккара"

Отредактировано Марек Новак (04-11-2011 20:18:49)

0

10

<<<<<Пражские острова » Дом "У золотого моста"

Куда можно отправиться на ночь глядя? Карэк не часто бывал в Праге, а когда бывал, в основном проводил время в особняке «У золотого моста». Да, честно сказать, его мало интересовали достопримечательности. Он не был заядлым туристом, таким, кто бегает с утра до вечера, а в некоторых случаях и ночью, с фотоаппаратом по незнакомым местам. Стараясь облазить  их до дыр, причём, до дыр в  собственных штанах. Чтобы потом, вернувшись, тыкать всем друзьям и знакомым фотографии, выставлять их на интернетовских  сайтах с подписями типа: «А здесь, я неудачно упал, пытаясь набрать «живой» воды из источника, фонтана, озера, речки, лужи – нужное подчеркнуть, и порвал свои любимые чёрные брюки». Карэк очень спокойно относился к памятникам, музеям и прочим местам туристического, так сказать, пользования. Зато он любил тихие кафе, где можно выпить горячего ароматного  чая, вкусить мягких, соблазняющих ягодной начинкой пирожков. В некоторых, послушать живую музыку. А под настроение можно было, и припарковаться в один из ночных клубов. С оглушающей музыкой, пульсирующим светом и соблазнительными телами. Одно из которых могло скрасить предрассветный час.
Вот и сейчас он совершенно не имел плана действий, просто ушёл в ночь, пересёк Валтаву, пробираясь поближе к центру, туда, где и поздним вечером кипела жизнь.
Шагая по мощеной мостовой, сунув руки в карманы и подняв воротник куртки, Карэк ритмично поддавал пятой точкой сумку. В прошлый раз, когда они с паном Либшером гостили в особняке, в один из своих выходных, юноша посетил  бар-студию Баккара. Пробыл он там не долго. Успел только выпить чашку чая, как звонок хозяина оторвал его от безделья. Сегодня он  намеревался задержаться там намного дольше. В сумке лежал альбом и карандаши. От внимания Карэка не укрылось, что там собирались в основном люди, имеющие к графиту и бумаге непосредственное отношение. Глазея по-сторонам и лавируя между ещё не всеми разошедшимися спать, а скорее всего, как раз, как и он, недавно вышедшими,  юноша почти дошёл, когда впереди мелькнула смутно знакомая фигура.
Чего только не проделывает с нами разум, особенно, когда вокруг тени вгрызаются в яркие лучи реклам и фонарей. Откуда здесь было взяться этой фигуре? Где-где, но только не в этом месте. Четыре года назад. Это было четыре года назад. Карэк так и не подошёл, так и не познакомился. Жалел потом, долго. Искал во снах, но.…И вот теперь и фигура, и размашистые движения, и мелькнувшее на миг в неоновом свете лицо. Даже дыхание спёрло, накатило. Да так, что остановился на мгновение. Открыл рот, чтобы выкрикнуть имя, когда проходивший мимо задел плечом, почти развернул, заставил потерять из вида.
- Чёрт!
Карэк двинул плечом в ответ, не важно, что не тому. Сорвался с места, не слыша крепкую фразу в свой адрес. Искал глазами, цепляясь за незнакомые спины. Но её не было. Впереди замаячил угол дома. Улица поворачивала направо, давая смутный шанс, что там за поворотом, слуга увидит, его снова. Карэк чуть не побежал. Нет, побежал. Цапнул за холодную кладку угла руками, чтобы не занесло. Выскочил, за него, как чёрт из табакерки, сталкиваясь почти в лобовую и сшибая с ног случайного прохожего. Сам, чертыхнувшись, тронул коленом мокрые камни, упираясь в них руками, чтобы не растянуться окончательно. Сумка больно припечатала между лопаток, заставив дёрнуться голову. Выдохнул, ошалело оглядываясь.

Отредактировано Карэк Кучера (06-11-2011 22:18:05)

0

11

Нет, безусловно, не лучшей идеей было заходить по пути в булочную в секс-шоп. Самого Плескоту это смущало также как и танцовщицу кабаре, которая поднимает точёные ножки в канкане перед алчными взглядами мужчин. Но...
Как на него смотрела продавец, девица лет двадцати восьми с невероятными кирпично-красными волосами, пирсингом везде, где только не жалко, и декольте, глубине которого могла позавидовать Марианская впадина. Она явно не совсем могла понять, с какой целью сюда зашёл джентльмен в столь почтенном возрасте, однако лишних вопросов не задавала и лишь искоса поглядывала на Феликса, который деловито рассматривал витрины. Мужчину это, безусловно, забавляло. Он знал, какое именно производит впечатление, поэтому не мог отказать себе в удовольствии зайти в подобный магазин и приобрести что-нибудь интересное.
В данном случае это стал флоггер, который Феликсу заботливо упаковали и даже дали карточку со скидкой, потому что как выяснилось, он ещё и умудрился напасть на какой-то акционный товар.
Посмеиваясь в усы, Плескота вышел из секс-шопа всё же с благородным намерением купить булку с маком и принести покупки домой. Заранее представив выражение лица Юлиуса, когда тот будет доставать их из сумки, Феликс хихикнул и ускорил шаг, направляясь к выходу с переулка.
Но нормально выйти так и не сумел. Неожиданно что-то резко налетело на него, придав не слабое ускорение и отправив на землю. Выразившись от неожиданности украинским матом (место проживания всегда даёт о себе знать), Плескота грохнулся вниз. При этом не удержав пакет с приобретением, выпустил его из рук, в результате чего флоггер отлетел на некое расстояние от  распластанного по земле дяди Феликса.

0

12

Неожиданность? Да, такого Карэк не ожидал. Столкновение на несколько секунд остудило пыл. Юноша даже мотнул головой, чтобы быстрее придти в себя. Знакомая спина бесследно исчезла. Зато на мостовой раскинул свои кости дедок. Проворно так раскинул, Карэку даже показалось, что от столкновения от старикана отвалилась какая-то деталь. «Надеюсь, я не вышиб ему последние мозги»: мелькнуло в голове, а руки сами потянулись к распластавшемуся.
- Простите, - родители научили его уважать старость, хотя бы на словах, - я вас не заметил. С вами всё в порядке?
Недовольно зыркнул на нескольких остановившихся прохожих, скривил нос, махнул несколько раз ладонью в районе бедра, дескать - идите, идите, сердобольные.
Карэк взволновано вытер руки о джинсы, оценивая ущерб пока только визуально. На мокром асфальте в бликах фонарей нельзя было понять, насколько пострадал и разозлён лежащий на земле мужчина. Юноша склонился, краем глаза отмечая. Что «деталь» отлетела не так далеко, даже заметив, что это не пол руки, и даже не нога, как показалось сначала. Карэк протянул руку, затем добавил и вторую. Не дожидаясь пока пострадавший, сообразит, что к чему и продолжит, естественно, малоприятные рулады в его адрес, начатые несколькими секундами ранее, юноша сам нащупал жилистую руку старика.
Слуга не рискнул сильно тянуть за неё, вдруг что-то сломано. В старости ведь как – пукнешь и сотрясения мозга гарантировано. Это он знал со слов пана Либшера, в компетентности коего в этих вопросах он никогда не сомневался. Осторожно сжав сухую ладонь, Карэк, всё ещё бормоча извинения, и поддерживая под локоть, поднял жертву своего безумия. Махнув пару раз по его одежде руками, как будто бы это могло исправить ситуацию ещё и с испорченным пальто, слуга метнулся к отвалившемуся.
- Я всё сейчас соберу.
Яркий пакет прилип боком к луже, выставляя на обозрение жирные розовые буквы, теперь заляпанные грязью с газона. Неподалёку валялась выпавшая из него вещь, напоминающая по форме небольшую палку колбасы, запечатанную в пластиковую прозрачную коробку. Пластик естественно тоже получил свою порцию грязи. Карэк не стал подбирать пакет, поднял только коробку, доставая из кармана куртки упаковку одноразовых платков, тут же вскрывая её и вытащив ворох, проходясь по вещице.
- Вот и поря…док.
Бровь юноши взметнулась вверх, когда рука протянула, кое-как протёртую упаковку, хозяину. Не то, чтобы Карэк не знал что это такое, просто в сочетании с владельцем это приводило только к одной мысли -  «седина в бороду, бес в ребро, старый чёрт»! Что он немедленно и подумал, да так выразительно отразив свои мысли на лице, что пришлось даже закашляться, чтобы оправдать заминку в произношении последней фразы.

Отредактировано Карэк Кучера (10-11-2011 03:41:57)

0

13

- Конечно, порядок, - начал по-старчески брюзжать Феликс, пытаясь дождаться того сладостного момента, когда в голове наконец-то прекратят летать вертолётики и зрение прояснится до состояния "вижу перед собой, чуть-чуть дальше и вон ту симпатичную блондинку".
Недовольно покряхтев, Феликс всё же принял вертикальное положение и, отдышавшись перехватил руку молодого человека, который протягивал ему новоприобретённую вещицу. Увидев выражение лица юноши (который оказался весьма хорош собой, а с этим, следовательно, нужно было что-то решать).
- Благодарю, мой юный друг, - забрав пакет, старый филин тут же опёрся на руку парня, сделав вид, что что-то с его старыми костями не так.- Ой.
Пошевелив ногой, Плескота сообразил, что, кажется, и впрямь потянул ногу.
- Вы обычно так себя ведёте? – пробурчал старик, разыгрывая из себя недовольного гражданина. – Вы меня ни за что, ни про что уронили, так ещё и лицом показали, что думаете подарке моему дорогому племяннику.
Феликс кивнул на пакет, ясно давая понять, о  чём именно идёт речь.
- Теперь, будьте любезны довести меня до булочной, потому что как кузнечник один я не допрыгаю однозначно.
Исполнив норму бурчания на пять недель вперёд, Феликс внимательно посмотрел на юношу, ожидая его реакции и в то же время проверяя крепость нервов.

0

14

Рассчитывать, что всё обойдётся извинениями, не пришлось.  Ситуация с подобранной вещью прояснилась довольно быстро, всё же вгоняя скулы в краску, за свои вылезшие через лицо похотливые мысли. Карек придерживал мужчину за локоть, всё ещё готовый стартовать в любую минуту, потому что проводить выходной, пусть даже часть его, с этим недоразумением, которое кинулось ему под ноги. А ведь мысли уже потекли именно в эту степь, оправдывая себя в своих же собственных глазах. Так вот отдавать часть времени этому заботливому дядюшке совсем не входило в его планы. Впрочем, чёткого плана проведения ночи у слуги тоже не было. Карэк рассчитывал на то, что всё обретёт ясность в ближайшие несколько часов. И вот эта ясность теперь угрожала ему походом в булочную, и не дай бог, ещё и в гости, потому что старому филину, а сравнение пришло само собой, глядя на разухавшегося обладателя флоггера, потому что филину не поднять, как пить дать, батон хлеба. Да ещё со сломанной вконец ногой. И ведь раздует, старый хрыч, элементарный синяк до размеров гематомы на одно полупопие. Накатило, какое-то раздражение. Естественно на себя, но слуга успешно пытался перевести его на объект, вцепившийся в его руку мёртвой хваткой, не смотря на возраст.
Карэк старался не смотреть в лицо мужчине, может потому что действительно чувствовал свою вину, а возможно потому, что надеялся, что тот отпустит его с миром, как святоша, отпускающий кающемуся его грехи. Но не на того напал. Цепкие пальцы держали целенаправленно, и юноша смирился. « Обычно я белый и пушистый, а сегодня просто болею», - так и хотелось выдать в блеснувшие в свете фонаря очки дедульки, но он сдержался.
- Нет, конечно, нет, пан. Ещё раз извините.
Было что-то знакомое в лице мужчины, но слуга никак не мог понять что, где он видел этого человека? А ведь он определённо его где-то видел. Ночь мешала рассмотреть, и пролистать фотоальбом памяти. Карэк, привычно поддал, съехавшую было совсем на бок сумку задницей, возвращая её на место.
- Конечно, пан…- он помолчал, предоставив мужчине представиться, надеясь, хотя бы так вспомнить кто этот старикан. – Пойдёмте, я вас провожу. Может, лучше доктора вызвать? – юноша кивнул на ногу «филина».

0

15

Поворчав для приличия ещё минутки две, Феликс ослабил хватку, решив, что рука юноша в качество боевого трофея ему совершенно не нужна. Старческое брюзжание прекратилось в тот же миг, стоило молодому человеку извиниться.
«А что, хорошо воспитан», - отметил Плескота, при этом, чуть нахмурившись, потому что голос парня показался знакомым. Нет, сам он с ним раньше точно не разговаривал. Однако…такое чувство бывает, когда слышишь чей-то разговор, но не имеет возможности обернуться и посмотреть на говорящих. При этом то ли тема, то ли сами голоса запоминаются настолько, что нет никакого сомнения, что, если ты услышишь их где-то ещё, то непременно поймёшь, что это не первый раз.
- Ладно, почти всё в порядке, - заметил мужчина. В неверном свете фонарей серо-голубые глаза блеснули неестественно молодо, а на губах обозначилась улыбка.  Давайте договоримся, что об этом происшествии больше никому и ничего не скажем, и вы не будете сбивать пожилых людей с ног своим внезапным появлением в виде вылета из-за угла.
Сделав шаг, Феликс поморщился. Проклятая лодыжка! Всё-таки потянул мышцы, это было вообще ни в какие ворота. Теперь ковылять хромоножкой до булочной. Ну, нет, это не тот вариант. Уж лучше пошлёт Юлиуса. И тут Плескоту неожиданно озарила идея:
- Молодой человек, а мы с вами случайно, раньше не встречались?

0

16

Получив прощение, Карэк облегчённо выдохнул. Раздражение медленно улетучилось. Старикан отпустил руку и видимо собрался двигаться дальше сам, отпуская его на все четыре стороны. Слуга улыбнулся, но тут же нахмурился, заметив, как мужчина поморщился, наступая на ушибленную ногу. « Значит, всё-таки, виноват с последствиями». Машинально опять взял под локоть и встретился с ним взглядом.
Вопрос, заданный мужчиной, заставил снова задуматься. Карэк внимательней всмотрелся в его лицо. Да, он знал, видел его раньше. Но не был представлен. Они не встретились тогда взглядами, не обменялись ни словом. Да это и не нужно было. Мужчина пришёл не к нему, у дедульки были дела с паном Либшером. Возможно, касающиеся непосредственно работы последнего. Карэк вспомнил, раздражённый тон,  с которым хозяин в тот день разговаривал с ним. И о том, как подумал что у Либшера неприятности именно из-за этого ожидающего его посетителя. Открытие неприятно поставило перед фактом. Упавшее на его голову неприятность с банальным столкновением по невнимательности, может перерасти в нечто большее. И втянуть в это человека, которого Карэк совсем не хотел вмешивать.
- Нет, - твёрдо солгал юноша, надеясь, что у всех пожилых людей не очень хорошо с памятью.
Теперь остро встал выбор между сбежать сейчас же, или попытаться исправить ситуацию, проводив свою возросшую неприятность до дома.
- Но я помогу вам дойти. Где вы живёте? – Карэк склонился ко второму.
Вежливость и забота загладят неприятные воспоминания, и оставят хорошее впечатление. Единственно на что он ещё понадеялся. Так это на то, что «старый филин» не живёт на другом конце Праги, и что мобильник не позвонит в тот момент, когда они будут на полпути к дому пана.

Отредактировано Карэк Кучера (16-11-2011 18:20:42)

0

17

«Надо же какой внимательный молодой человек», - отметил про себя Феликс, мысленно улыбаясь.
- Спасибо, мой юный друг, вы умеете удивлять. Как физически, так и морально, - невозмутимо сообщил он, желая посмотреть, как отреагирует парень. – Кстати, живу я в двух кварталах от этого милого переулка. Так что много времени не отниму.
Чёртова лодыжка была уже трижды проклята самыми разнообразными ругательствами на трёх языках, однако, видимо, такие аргументы её не убедили и, откровенно наплевав на поминание себя любимой всеми неприличными словами, продолжала болеть. Поняв, что сегодня ему обеспечен компресс, эластичный бинт и просиживание вечером у рефлектора с кошаком под боком, мужчина горестно вздохнул. Называется, допрыгался, козёл старый. Всё по секс-шопам да за подарками. Кстати!
Шагая рядом с Карэком и изображая из себя Сусанина, Феликс бросил взгляд на молодого человека. А что, между прочим, очень даже хорошенький. Одни волосы чего стоят! И лицо, хм…не говоря уже про тело. Интересно, а когда он смущается, скулы приобретают очаровательный румянец? Так, стоп! Пришлось осечь себя, ибо мысли потекли уж совсем не в том направлении, но паршивый характер дядюшки не мог просто позволить упустить момент и не подколоть своего внучатого племянника, чтобы…Ну, ситуация – пошёл дедушка за хлебушком, а вернулся с плёткой и молодым юношей под ручку. Неплохо? Однозначно неплохо. Даже чуть больше, чем неплохо.
- Вот мы почти и пришли, - сказал Феликс, - осталось совсем немного. Кстати, вы всегда такой шустрый?

0

18

Мужчина  уверил, что живёт совсем не далеко,  и это оказалось не совсем правдой. Возможно это и было близко, но той паутиной переходов и проходов с дворами, которой вёл его негаданный знакомый, можно было бы, если захотеть оплести половину Праги.
Шагая и поддерживая его под руку, Карэк почему то вспомнил родителей. Давно не вспоминал, особенно отца. Возможно, он когда-нибудь и сможет понять, как можно оттолкнуть родного и единственного сына. Но сейчас обида кольнула всё так же остро. Украдкой рассматривая пана, слуга представил его своим дедом. Дедом, которого никогда не знал, потому что к тому времени, когда он появился на свет, все близкие родственники, кроме отца с матерью, покинули этот мир. Рассматривая старый фотоальбом вместе с матерью, Карэк слушал не раз  о том, каким благовоспитанным был его дедушка, таким же, как и прадедушка. А хотелось, жизни. Не тех слишком правильных историй, как дед и прадед зарабатывали себе на жизнь честным изнурительным трудом и  спасали свою душу благостными молитвами. Было ли это желание одной из крупиц, почему Карэк развернул свою жизнь именно так, а не иначе? Возможно. Одна из, но не первая и не последняя.
Узкие изогнутые улочки Праги вывели, наконец, к нужному дому, о чём и сообщил спутник.
-Я уже извинился пан и не раз, - Карэк попытался смягчить свои слова улыбкой. – Просто мне показалось, что я заметил старого знакомого, поэтому произошло это недоразумение.
Слуга зябко повёл плечами, и сунул свободную руку  в карман куртки, пытаясь согреть. Не смотря на движение, прогулка по узким, продуваемым улочками заставила озябнуть, и он с сожалением подумал о Баккаре, где уже мог бы наслаждаться горячим чаем. Окинув взглядом незнакомую улицу, понял, что придётся выкарабкиваться самому. Потому что в столь поздний час на тротуарах становилось всё меньше и меньше прохожих, которые теперь в основном жались к центральным улицам.
«План старого филина захомутать, заговорить и завести меня к чёрту на куличики, несомненно сработал». Внезапно представилось, как сейчас из всех ближайших  подворотен и домов повыскакивают дедки с флоггерами, во главе с внучком этого старикана, ни больше, ни меньше, как предводителя местного БДСМ клуба « Бес в ребро».
Не удержавшись, Карэк звонко хмыкнул, смущаясь, чуть отвернул лицо.
- Надеюсь, что дома есть кому о вас позаботится?

Отредактировано Карэк Кучера (21-11-2011 21:27:43)

0

19

- Да, есть, - кивнул Феликс, - хотя я не совсем уверен, что мне не придётся заботиться о нём. В доме живёт такой же молодой и милый человек, как и вы, мой друг. Частями.
Что именно у Юлиуса частями мужчина уточнять не стал, так как это тут же бы вызвало неуместный и порядком нездоровый интерес. Правда, чего уж там… После флоггера, мужчина подозревал, что его провожатый и так уже заинтересован сверх всякой меры.
- Вот этот дом, - успел произнести Феликс, стараясь идти в ногу с юношей.
Судя по всему, то ли на небе решили, что дед должен ещё пожить, то ли в аду воспротивились, что к ним спустится Феликс и решили пока его оставить на земле.
Из-за угла резко вывернула машина, сверкая хромом и отражая свет горящих окон, и пронзительно взвизгнув тормозами, ринулась вперёд на переходящих дорогу мужчину и юношу.
Неведомо каким образом среагировав почти молниеносно, с неожиданной силой для человека его лет, отбросил юношу в сторону и сам отпрыгнул, но при этом, практически сбившись с траектории «падать на асфальт» и упал прямо на молодого человека. Говорят, что когда требуется срочно спасать свою шкуру, человек обретает невероятные способности. Феликс, лёжа на распластанном парне, понял, что обрёл всё, что только мог.
- Юноша, вы живы? – поинтересовался он, прекрасно понимая, что мальчику хорошо досталось.

0

20

Не успев понять, что там дома есть такого у шебутного старикашки, Карэк снова оказался на земле. Правда теперь не по своей вине, да и не так удачно, как в прошлый раз. Охнув от неожиданности, и потом ещё раз оттого, что прыткий, как оказалось, мужчина напрыгнул всей массой, он в довершение всего марлизонского балета ещё и приложился затылком к мостовой. Увы, не так, чтобы во тьме увидеть большую, вместе с малой медведицей и прикарманить Орион, но всё же, ощутимо. Визг тормозов и нецензурная брань потонула в мысли, что клуб «Бес в ребро» уже принял его в свои жаркие объятья. О чём явственно говорило упёршееся в низ его живота. « А дедок-то гигант!  Такая резвость в его-то годы. С места в карьер. А чай – кофе, а потанцуем»?
На резонный в этой ситуации вопрос о своём состоянии, Карэк пошевелил не придавленными тушкой старичка, конечностями, и осторожно двинул головой. Болело плечё, там, куда пришелся толчок, и левая лопатка, ныла задница и голова. О последней Карэк подумал с озабоченностью, о первой с тоской. Синяки на этом месте ему были совершено не нужны.
- Скорее жив, чем мёртв, - чуть морщась, выдал он. – Теперь, надеюсь, мы квиты, - он попытался отблагодарить улыбкой за столь резвое спасение.
Карэк осторожно подхватил дедушку за плечи, пытаясь поднять ваньку-встаньку, и подняться самому. Давление на живот ослабло и зажатый между телами невольных «любовничков» несчастный флоггер упал на землю, оставляя лёгкий налёт разочарования в душе молодого человека.
Поднявшись, Карэк ощупал взглядом фигуру «неугомонного филина», а затем руками подмятую под себя свою спортивную сумку. Залез в задний карман джинс,  вытащил на удивление целёхонький мобильник. Выдохнул.
- Спасибо, вам. Вы мне жизнь спасли. Я ваш должник. Требуйте, я повинуюсь - улыбаясь, он склонил голову.

0


Вы здесь » Прага » Центр города » Улицы Старой Праги