Прага

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Прага » Персонажи » Ян Войтех, охотник


Ян Войтех, охотник

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя
Ян Войтех
(прозвище Кòпов)
2. Возраст
28 лет.
3. Внешность
При росте в 178 см и весе 82кг, довольно худощавый, жилистый и поджарый. Физическая форма на уровне, тело хорошо натренировано, без шрамов и родимых пятен. На левой руке, чуть ниже локтя, тату-кольцо из кельтской вязи, на спине от лопатки к лопатке ещё одно тату, в виде двуглавого лающего пса в шипастом ошейнике. Походка мягкая и не торопливая,  даже слегка ленивая.  Ноги/руки - всё как у людей, пальцы на руках длинные, всегда с коротко стрижеными ногтями. Шатен, глаза жёлто-карие, черты лица правильные, даже прямолинейные. На левой щеке маленькая родинка - бросается в глаза, на хрящике правого уха наощупь определяется небольшой бугорок - врождённая особенность. Летом стрижёт волосы довольно коротко, к зиме обрастает, как бродячий пёс, чтобы уши и шея не мёрзли. На шее армейский жетон на длинной цепочке.
В одежде не привередлив, но всё же предпочитает либо спортивный, либо стиль милитари. Питает слабость к косухам и обычным хлопковым майкам на широких лямках. В повседневной одежде предпочитает серые и чёрные тона, для простоты слияния с серой массой. Удобная обувь на толстой подошве - априори во всём гардеробе.
4. Профессионалные навыки
1. Владение огнестрельным оружием: автоматический пистолет, обрез, винтовка, автомат (уровень -снайпер);
2. Владение холодным оружием:  армейский нож  - применение в рукопашном бою, метание (уровень - мастер);
3. Рукопашный бой: с активным применением холодного оружия и без такового (уровень - мастер), сила удара 300кг;
4. Владение подручными средствами: монтировка, бита, лом, etc.
5. Физическая сила: кратковременное поднятие до 150кг, длительное – до 80 кг;
6. Выносливость: бег трусцой – 3 часа, пеший переход – 6 часов(по ровной местности); бег трусцой – 1,5 часа, пеший переход – 3 часа (по пересечённой);
7. Ловкость: точность пространственных, силовых и временных параметров на высоком уровне;
8. Вождение авто: автоматическая и ручная коробка передач;
9. Навыки взлома: авто, простые замки;
10. Навыки автомеханика: устранение простых поломок;
11. Навыки мастера на все руки: лампочку вкрутить, гвоздь забить, носки постирать, etc.
12. Владение ПК: продвинутый пользователь;
13. Владение языками: Чешский(родной), Словацкий(в совершенстве), Польский и Английский (разговорный), «Морзянка»;
14. Владение техникой: орг, фото, аудио, видео, связь.
5. Характер
Дрянная смесь сангвиника с флегматиком. Стрессоустойчив, уравновешен, обладает поразительной выдержкой, стальными нервами и завидным самообладанием . Эмоции проявляет крайне редко, опять же в силу приобретённой и выработанной годами сдержанности, психологически отгораживаясь от любых всплесков извне и ничего не принимая на личный счёт. Живуч, как сорная, трава, которая прорастёт даже в бетоне. Легко приспосабливается к новым условиям, в кратчайшие сроки адаптируясь к новой обстановке. При этом не болтлив, и в целом предпочитает действовать, а не рассуждать. Не любит сотрясать воздух зазря, взвешивая и продумывая каждое произнесённое вслух слово, и при этом, при необходимости умеет красиво залить в уши. На этом, как правило, и палится, потому как пространный и красноречивый монолог Яну не свойственен, и можно сразу понять, что он тем или иным образом заинтересован в собеседнике. В противном случае, церемониться не будет. Не любит привлекать к себе лишнего внимания, предпочитая оставаться в тени. Прекрасный исполнитель, с напрочь отсутствующим чувством справедливости, в силу привычки к тому, что хозяин всегда прав. По большей степени беспринципен, имеет весьма приблизительные собственные понятия и личные правила, которых хватает для выполнения поставленной цели и сохранения собственной шкуры.
6. Ориентация
Гомо, при необходимости способен умело скрывать острую неприязнь к противоположному полу.
7. Биография
Ян родился 25 мая 1983 года в чешском городе Брно. Будучи третьим по счёту отпрыском в семье Войтехов, своим появлением он не заслужил ничего более, чем раздражения матери и равнодушия предыдущих двои детей Ивоны Войтех. Она неоднократно пыталась избавиться от ребёнка, ещё когда он только находился в её утробе, прыгая со стола на пол, ударяясь животом об углы и травя плод таблетками (средств, да и желания на посещение соответствующего врача у Ивоны не было и подобные методы всегда срабатывали в подобных ситуациях). Однако, жажда жизни в зародыше была столь велика, что не смотря на все усердия матери он всё же появился на свет, вызвав у неё усилившееся чувство досады, не проходящее на протяжении всей беременности. Первые пол года малыш всё же вызывал у Ивоны некие рудименты материнской любви, но стоило оторвать его от груди, как интерес тут же пропал. Промаявшись рядом с грудничком ещё год, она всё же не выдержала, и Ян полностью перешёл на руки своей старшей двенадцатилетней сестры Марты и шестнадцатилетнего брата Радека. Мать же вернулась к привычному образу жизни, умудряясь в свои тридцать четыре выглядеть на двадцать пять. Её внешность позволяла ей оставаться визитной карточкой одного из чешских мягких вагонов экспресс класса, что являлось не её работой, а скорее стилем жизни. За особо щедрые чаевые любезная проводница могла предоставить в купе не только чай, но и себя, в связи с чем, у всех детей пани Войтех были разные отцы и ни одного замужества. При этом, Ивона никогда не считала это чем-то зазорным, а даже наоборот, задыхалась без "дорог" и "преимуществ", что они ей давали, по своей недалёкости считая такой расклад самым выгодным для себя. О том, что молодость не вечна, а подобные подработки не стабильны, она предпочитала не задумываться, живя моментом и собственными сиюминутными желаниями, что не могло не отражаться на её собственных детях, о которых она не думала вообще. Свой родительский долг она считала выполненным после того, как отсчитывала определённую не большую сумму наличных няньке, после чего исчезала на месяц до следующего расчёта.
С появлением нового "рта", сидевшая с детьми приживалка запросила больше денег, на что Ивона отреагировала довольно радикально, не желая урезать свой привычный бюджет. Уволив женщину, пани Войтех возложила всю ответственность за семью на старшего сына, считая, что он уже сам может распоряжаться не только собственной жизнью, но и судьбой своих младших сестры и брата. После подобного решения матери, её старший сын Радек ничего нового для себя не открыл, потому что и так довольно часто подменял не чистую на руку приживалку, и особой разницы в чуть изменившейся ситуации не почувствовал. Ощутила её только Марта, его младшая сестра, так как теперь на её шею повесили обременительную обузу в виде полугодовалого Яна. Невзлюбив горластое, пропахшее грязными пелёнками и прелым грудным молоком существо с самых первых дней его появления в доме, девочка только больше возненавидела его. Разумеется, её мнения спрашивать никто не собирался, и Марта зачастую проявляла к Яну садистские наклонности, откровенно желая избавится от лишнего балласта. За это её неоднократно поколачивал Радек, одновременно вымещая на ней подростковую озлобленность и самоутверждаясь за счёт более слабого существа. В том, что детей воспитывала скорее улица, чем нянька, сомневаться не приходилось, о чём свидетельствовали их постоянные проблемы в школе и нескончаемые, но оставшиеся без внимания письма учителей. Пани Войтех же могла от силы раз в пол года забрать отпрысков из одного учреждения и впихнуть их в другое, потому что уставала от непрекращающихся жалоб учителей в трубку.
С исчезновением няньки, старший Войтех по привычке продолжал налаженный приживалкой быт, что позволило Яну выжить в подобных  условиях. Так же ему помогло странное чувство Радека, который не мог объяснить его даже себе, но отчётливо ощущал его по отношению к младшему брату. Он мог не подходить к нему и не любил возиться с братом, но всегда напрягал Марту, обязанную по его указу следить за малышом. Особенно остро Радек ощутил это непривычное ему чувство, когда извлёк задыхающегося полуторагодовалого Яна из под наваленных на него подушек, которыми сестра закидала и придавила ребёнка, чтобы тот прекратил кричать. Тогда он до полусмерти избил Марту, сломав ей руку и пригрозив убить, если она хоть раз попытается выкинуть нечто подобное. Девочка навсегда усвоила этот урок, возненавидев обоих братьев, и полностью становясь зависимой от обоих. Поначалу подрастающий Ян не понимал её страха, но очень скоро начал чувствовать его, используя в силу своих детских желаний. И всё же, избалованным ему стать так и не удалось, потому как когда мальчику исполнилось три, Радек вступил в призывной возраст и следующие четыре года всеми правдами и неправдами скрывался от военной службы. В родном доме он бывал набегами, в связи с чем у Марты появилось больше свободы и меньше контроля, которые она использовала с пользой, отыгрываясь на Яне за предыдущие обиды. Мальчик рос хмурым, замкнутым и забитым, расслабляясь только в момент редких визитов старшего брата, но и тогда он не отличался многословностью, прижимаясь к ноге Радека с преданностью забитой собаки. Старший Войтех на это лишь ставил сестре новую порцию синяков, после чего вновь исчезал, оставляя Яна наедине с её злобой.
Когда же мальчику исполнилось семь, Радека всё же поймали, когда он загремел в полицейский участок после пьяного дебоша.  Следующие два года, пока он был в армии, Ян жил в своём маленьком аду, накапливая злость, ненависть и горечь не только по отношению к сестре, но и ко всему женскому роду в её обличии. Бывавшую раз в месяц дома мать, он так же считал совершенно чужим ему человеком, она же в свою очередь реагировала на него, как на чужеродное существо, не способное на проявление хоть каких-либо чувств в отличие от двух других её детей. Те хотя бы в открытую выражали свою неприязнь, в то время как Ян, словно дикий зверёныш, сторонился Ивоны. Потому, когда Марте исполнилось девятнадцать и она заявила, что уходит к дружку и больше не желает нянчиться с братом, для пани Войтех было настоящим шоком остаться один на один с совершенно чужим ей ребёнком, при этом всё же несущем в крови её генетический код. Тогда Ивоне только исполнилось сорок, и внезапно вновь становиться матерью ей было не с руки. Это и послужило причиной тому, что Ян попал в закрытый пансионат для мальчиков, на который "кукушке" пришлось изрядно потратиться, но на её взгляд, это было меньшей платой за едва не утраченную свободу.
Восемь лет Ян провёл в пансионате, больше похожем на колонию строгого режима, и при этом, дышать ему было всё же легче, потому как оплеухи сверстников переносились не так болезненно, как побои сестры. Никакими особо выдающимися способностями мальчик не обладал, нигде себя не проявлял и вообще старался не выделяться на общем фоне, учась, как все, с детства привыкнув привлекать к себе как можно меньше внимания. Единственное, что действительно увлекало подростка, были спортивные тренировки, во время которых он постепенно начинал чувствовать свою силу и выносливость. Только начав чувствовать, что обретает что-то действительно важное для себя, Ян испытал новое разочарование. В самой середине лета его вызвали в кабинет директора пансионата и вручили письмо, в трёх строках которого сообщалось о том, что пани Войтех попала в аварию и стала недееспособной, в связи с чем не сможет продолжить работать и оплачивать дальнейшее содержание своего ребёнка...
Инвалидного пособия хватало как раз на коммунальные расходы, лекарства и элементарные услуги сиделки, в то время как деньги на еду брались из небольшого банковского вклада, который пани Войтех всё же догадалась сделать, начиная острее чувствовать надвигающийся возраст. В свои четырнадцать Ян пытался подрабатывать, где только мог, зачастую сбегая из дома, чтобы только не находиться рядом с парализованной куклой, официально считавшейся его матерью. Он ненавидел ночные часы, в которые она начинала тихо подвывать, словно собака, прося воды. Иногда ему так и не удавалось победить отвращение, смешанное с ужасом, и тогда он всерьёз начинал задумываться о суициде, не в силах справиться с очередным пинком судьбы.
В очередной раз его жизнь изменилась лишь через два года, когда на пороге их убитой халупы появился Радек, вернувшийся домой спустя почти одиннадцать лет отсутствия. Угрюмый и угловатый подросток встретил его взглядом полным затаённой обиды и горечью разочарования, без тени той детской радости и преданности, которую старший брат привык чувствовать от младшего. Дальнейшую судьбу своей матери-овоща Ян так и не узнал, потому что Радек забрал его с собой в тот же день, едва дав успеть взять с собой самое необходимое. Сидя в мягком вагоне, по типу того в котором он сам был зачат, парень с тревогой провожал глазами вокзал Брно, даже боясь подумать о том, что его может ждать за пределами этого жуткого места, которое он всю жизнь будет вынужден называть своим родным городом.
Радек, которому на тот момент уже шел тридцать второй год , увёз Яна в Братиславу, столицу Словакии, где, как оказалось, старший Войтех сумел многого добиться. Конечно, он не стал главой крупного банка или преуспевающим бизнесменом, и при этом, он был довольно известен в определённых криминальных кругах, сумев влиться в струю во время Бархатной революции, отделившей Словакию от Чехии. Маленький бизнес, специализировавшийся на мошенничестве и вымогательстве, не особо процветал, но требовал проверенных и преданных людей. Именно в этот момент Радек и вспомнил про своего младшего брата, решив, что тот может сгодиться на нужную роль. Помимо того, что он учил Яна драться, стрелять и выживать в экстремальных ситуациях, старший Войтех с усердием возрождал в брате былую преданность, зачастую довольно жёсткими и извращёнными методами. После шести месяцев бок о бок с Радеком, Ян уже не огрызался и спокойно реагировал на его прикосновения, став совсем ручным, почти смирившись со своим нынешним положением. Выдрессировав за два года из младшего брата прекрасного исполнителя и довольно мягкую подстилку, старший Войтех всё же чувствовал в нём небольшой огрех, который мешал сделать его идеальным. Решив добавить немного уличной закалки ручному псу, он бросил его в самую сердцевину своей «своры», приказав выжить и утвердиться в новой «стае». Тут Яну и пригодилась вся его злость, копившаяся всю его жизнь, а распоряжение брата только развязало ему руки. Успев почувствовать свою силу за первые два года тренировок, парень получал новые для себя жизненные уроки, самоутверждаясь в знакомой лишь по рассказам брата среде и начиная довольно не плохо себя в ней чувствовать.  Зарабатывая авторитет кулаками, он так же оказался довольно хорош в поиске людей определённого типа, особо интересного для бизнеса их небольшой группировки. Благодаря этим и другим заслугам, он за ещё пару лет зарекомендовал себя в своей «стае», хотя и получил в ней своеобразное прозвище, происходящее от названия словацкой породы охотничьей собаки.
Через три года их маленький бизнес накрыла более крупная структура, подминающая под себя всю территорию Словакии. Радек не был готов подчиниться новой власти и до последнего сопротивлялся, пытаясь удержать в зубах свой кусок пирога. Решающим фактором послужила ошибка Яна, оказавшегося не в том месте и не в то время, в результате которой оба брата вылетели со скоростной трассы на обочину навстречу высоковольтному столбу. Радек скончался на месте, Ян же успел отползти от разбитой тачки до тех пор, пока не рванул бензобак…
По стечению случайных и не очень событий, в обгоревшем трупе распознали младшего Войтеха, а не старшего, что особо интересующихся наводило на мысль о том, что главарю группировки удалось скрыться. Решив переждать и «не разочаровывать»  ищеек нового босса, Ян на три года исчез из Европы, подавшись на Ближний Восток. Подписав военный контракт, он рванул в самое жаркое местечко, заметая следы и решив как следует подумать о том, что теперь он будет делать со своей нежданной свободой. Военный конфликт в Палестине, начавшийся ещё в 2006 году, как нельзя кстати способствовал его моральному состоянию, и только спустя три года, Ян вернулся в Европу, но уже не в Словакию, а в Чехию. Преследований старых врагов он не опасался, так как был для них мёртв, да и Радек не являлся такой уж крупной сошкой. По своим каналам он пробил, что все считали старшего Войтеха везунчиком, отделавшимся лёгким испугом и укатившим на пмж в тёплые страны.  Изменять устоявшиеся слухи Ян не стал, решив попытать удачи на гражданке и найти такую работу, где могли бы пригодиться его навыки в поиске, выслеживании и убийстве людей.
8. Статус
Наёмник, беспрекословный исполнитель.
9. Пробный пост
Понедельник. Е-майл пришел утром. Ян обнаружил его, проверяя специально зарегистрированную для этого Заказчика почту и лениво потягивая утренний кофе. Пробежав глазами скупую информацию о предполагаемом объекте, он форварднул письмо с единственным словом "принято", так как то, чем его снабдил Заказчик, было более чем достаточно. Стоимость услуги Ян не обсуждал, он и так знал среднерыночную стоимость чужой задницы, а Клиент из подобного заведения уж точно скупиться не стал бы. Пару минут ему потребовалось для того, чтобы взвесить и продумать свои следующие шаги, после чего он тут же приступил к их исполнению. Через левый прокси сервер, доступный абсолютно любому мало мальски разбирающемуся в динамических адресах пользователю, он подконнектился к глобальному поиску и быстро набрал озвученные в письме имя и фамилию. Разумеется, что торговец "черным" железом на фэйсбуке регистрации не имел, и не вел записок в твиттере, но попытка была слишком уж соблазнительной, потому что 60% из всех его бывших жертв "горели" именно на этом. Потратив еще минут двадцать на то, чтобы проверить известность вымышленного имени в других соц. сетях и новостных сводках Европы и Праги в частности, Ян смирился с тем, что данный вид поисков бесполезен, и переключился на известный компьютерный магазин. Он приценился к различного вида оргтехники - от супер новинок  до более древних моделей и, откинувшись на спинку стула, не спеша допил кофе, словно потеряв всякий интерес к стоящему на столе ноутбуку.
Спустя пол часа, Ян покинул свою квартиру в районе Праги 5 и сел в первый автобус, направляющийся в сторону центра. Он вышел на третьей остановке, завидев неподалеку обшарпанный козырек уличного таксофона. Он мог бы сделать это и раньше, но автомат, находящийся ближе к центру, имел больше шансов на возможность быть исправным. Впрочем, особой чистотой кабинка не отличалась: в ней так же пахло мочой, как в подобных ей на окраинах, столик под адресной книгой был испещрен надписями разного, чаще нецензурного характера, но сам аппарат оказался рабочим, с гулким звоном проглотив две монеты. Сняв трубку затянутой в кожу перчатки рукой, Ян набрал номер телефона и выслушал через мгновение противные резкие гудки и сообщение о том, что "данный вид связи не доступен для абонента", по второму номеру шел постоянный сброс, так же откровенно намекающий на устаревший контакт, и только с третьей попытки раздались протяжные, но уже вселяющие надежду гудки. После минуты ожидания, на том конце провода что-то бряцнуло и хриплый, заспанный голос агрессивно рявкнул в трубку:
- Чтоб тебя черти в аду драли!
- И тебе доброе утро, Анджи, - невозмутимо изрек Ян.
- Копов?! - голос на том конце провода мгновенно изменился и выражал смесь из неверия и чрезмерного удивления.
- Гав, - таким же будничным тоном ответил Ян.
- Копов! Ну ты даешь! - трубка на том конце радостно взвизгнула, отчего Ян слегка поморщился. - Сколько зим! Ты где пропадал?! Я думал, ты все еще на Ближнем Востоке!
- Из тебя вопросов, как из рога изобилия. Надевай портки и двигай к "Швейку" - там меня сможешь  облобызать при встрече.
- Понял! Буду через час!
- Не споткнись, - Ян повесил трубку и вернулся на остановку, сразу отправившись в сторону торгового центра.
"Надо обновлять старые связи…", - промелькнуло в его голове, когда двери автобуса закрылись за его спиной с глухим стуком.
Переплатив по крайней мере вдвое, хантер приобрел довольно весомую мфу-шку, по факту постаравшись найти самую тяжелую, которую можно было нести в руках. Коробку он смял и выбросил в мусорное ведро туалета торгового центра. Чек поджег там же, в кабинке над унитазом, держа его в пальцах на весу до тех пор, пока тот весь не занялся пламенем, тут же безжалостно нажав на слив. Ободрав серийные наклейки с агрегата, Ян упаковал груз в дешевую спортивную сумку защитной расцветки, которую успел приобрести сразу после покупки мфу. Вжикнув молнией, он сунул в боковой карман маленький жучок, заранее приобретённый в интернете на абонентский номер по «левой» карте, и покинул торговый центр,  сев на автобус, идущий от центра на север...
- Маленькая собачка - до старости щенок! - светловолосый улыбающийся поляк уже ждал его в кабаке, заняв одну из трёх условленных кабинок.
- Комплименты? Внезапно… Где тогда цветы и конфеты? – с тенью ухмылки на небритом лице Ян пожал  протянутую руку и плюхнулся на скамейку напротив.
- Переезд задумал? – проигнорировал ответный выпад Анджи и смерил глазами размер сумки.
- Сплю и вижу, как прописаться у тебя на пмж, - осклабился в ответ хантер и  принял меню из рук субтильной официантки, мгновенно отреагировавшей на появление нового клиента.
Анджи был одни из немногих каналов Яна, ещё по старой памяти их общих дел в Словакии. В то время от новой «власти» бежали многие связные и негласные подчинённые старшего Войтеха, не сумевшие ужиться в новой обстановке,  и верткий поляк был одним из их числа. На вид Анджи было около тридцати пяти, ростом он был такой же, как Ян, только был более плотным и за последние пару лет обзавёлся небольшим брюшком. Только яркий блеск голубых глаз, выдающих в мужчине белорусские корни, ещё говорил о том, что в светловолосой голове по прежнему расположен не менее светлый ум.
- Дело есть, - Ян снял перчатки и уложил обе руки на стол перед собой, переплетая их пальцы между собой.
- Без дела ты меня бы не нашёл.
- Да тебя кто угодно найдёт, столько лет прошло, а ты на старом номере.
- Мне боятся нечего, я честный гражданин.
- Ты хитровыдуманный гражданин, - Ян вновь тихо фыркнул.
- Продолжай, - мягко улыбнулся в ответ Анджи и закурил.
- Есть возможность доставать хорошую оргтехнику, - он сделал паузу, а поляк чуть вопросительно изогнул бровь. – Работа не особо прибыльная, но можно поставить на конвейер, если найти удачный рынок сбыта.
- Объёмы?
- Для начала один – два в неделю, для затравки, а там – как фишка ляжет.
- Поиск или что-то конкретное?
- Есть некий «Ян Папеж», который предлагает за подобный товар не плохие деньги. Не самый крупный делец, но техника, проходящая через его руки, исчезает с концами.
- Как найти?
- На вид 30 лет, брюнет, смуглая кожа, высокий, среднего телосложения и полноты. Чаще всего появляется в районе Черного моста.
- Выгода?
- Семьдесят на тридцать.
- Шестьдесят на сорок.
- Старый хрыч.
- С каждой поставки.
- Сначала узнай, сможет ли он обработать подобный заказ.
- Считай, уже узнал.
- Как скоро?
- Послезавтра.
- Завтра.
- Ты меня без ножа режешь.
- Семьдесят на тридцать.
- Шестьдесят на сорок и завтра.
- …. Хрыч, - буркнул Ян и передвинул ногой сумку под столом от себя к поляку.
- Кирпичи? – официантка поставила перед ними по чашке кофе.
- Они самые, - чуть отклонился от её руки назад хантер. – Сам или как?
- Как. Сегодня озадачу, завтра подъедут – заберут на «показать» и «пробить».
- Тогда до связи, - Ян встал из-за стола, даже не притронувшись к своей чашке.
- Даже кофе не попьёшь? – Анджи вновь улыбнулся, узнавая почерк прежнего Копова.
- Она туда плюнула – жопой чую, - на стол легли две смятые бумажки за кофе.

Вторник. Арендовав с утра видавшую виды серую «Шкоду», Ян терпеливо пас дом, до которого его довёл жучок. Он успел съесть завтрак, прежде чем к подъезду подъехала чёрная «Реношка» и из неё вылез сутулый тип. Исчезнув на десять минут, он вышел с той же спортивной сумкой, которую Копов отдал вчера поляку.
«Грязно работает», - вздохнул Ян и завёл мотор сразу после того, как авто отъехало на сто метров.
Серая «Шкода» намертво села на хвост к «Рено», держась поодаль, но не упуская его из виду, и остановившись только в районе черного моста. Сутулый тип вышел из машины и скользнул в торговые ряды, больше походящие на квартал сомнительных заведений. Его не было около часа, за который Ян успел погуглить данное здание через смартфон и убедиться, что из него есть только два выхода, один из которых, по всей видимости, был чёрным. Через час тип вернулся, но уже не один.
- Ммм, - ещё  немного и Ян бы облизнулся.
Судя по описанию, рядом с сутулым был ни кто иной, как пан Папеж собственной персоной. Посыпались один за другим щелчки камеры, пока тип доставал из авто сумку и передавал её Объекту. Оставлять жучок включённым становилось опасным, но оценив «уровень» жертвы, Ян решил пойти на подобный риск…
Серая «Шкода» простояла под стенами заведения ещё пару часов. После чего Папеж вышел из здания и колесил по Праге ещё три часа, останавливаясь в тех или иных местах, отовсюду возвращаясь с пакетами и сумками. Эти миграции походили на некий сбор, в чём Копов окончательно убедился, когда Объект объехал ещё несколько точек и вернулся в Прагу 9, но не к Чёрному мосту, а в сторону складских помещений. У Яна руки чесались взять этого парня, но торопиться было нельзя – добытая информация требовала проверки. С потушенными фарами он проследил за Папежем до определённого склада и сделал ещё пару фото, когда тот скрылся внутри. Дождавшись, пока потенциальная жертва покинет склад, Ян повернул ключ зажигания и вернулся домой.

Среда. Утром Ян получил подтверждение тому, что вышел на нужного человека. Ночью он отправил сделанные фото Заказчику, с просьбой уточнить найденную личность, а так же сообщить место и время, когда ему можно доставить «ценный груз».  Ответом был адрес и готовность получения груза через пол часа, после предварительного предупреждения.
Заехав по пути в рыболовный магазин, Ян проторчал весь день в районе Чёрного моста, так и не дождавшись Папежа…
- Только ты мне до сих пор звонишь из уличных автоматов, - вместо приветствия, Анджи тихо ворчал в трубку.
- Всё потому, что ты грязно работаешь, - пинг-понг.
- Думаешь, я не заметил жучок?
- Был о тебе худшего мнения.
- Выручку забираю себе.
- Считай это оплатой за услугу.
- Может, всё же ко мне на пмж? – тихий смех.
- Сплю и вижу.

Четверг. На следующий день Яну повезло больше, но вопреки ожиданиям, Папеж не поехал на склад, а, ненадолго заехав в условленное место на Чёрном мосту, весь  день кружил по Праге. Можно было считать время потраченным впустую, если бы только не удалось выяснить реальное место обитания пана. Когда он оставил машину на бесплатной стоянке, Ян осторожно подошёл к авто и заглянул внутрь. Сигнализационной лампочки за стеклом не наблюдалось, но хантер на всякий случай попинал слегка колёса, чтобы убедится наверняка. Довершением обследования был слепок замка водительской дверцы и проверка почтового ящика, на котором значилось имя Гануш Хадек. Было оно очередным вымышленным или нет, можно было гадать или погуглить, чем Ян и занялся, вернувшись домой после того, как сдал слепок на обработку в одно довольно популярное в особых кругах местечко.

Пятница. Утром Ян чуть дольше задержался за завтраком, взвешивая шансы на то, что может и сегодня обломаться. Соблазн вновь воспользоваться услугами Анджи был настолько же велик, сколько излишен, так как для начала нужно было убедиться в результатах сегодняшней охоты. С одной стороны, за несколько дней слежки за целью, Копов убедился в её пунктуальности, которая с одной стороны могла быть вызвана особой любовью к точности, а с другой привычкой к определённому режиму, став рефлекторной после стольких лет пребывания в местах не столь отдалённых. Решив, что в случае чего будет решать не появившуюся ещё проблему завтра, мужчина заехал за готовым ключом и прибыл в район Чёрного моста к полудню. Знакомая машина стояла на своём привычном месте и после двух часов ожидания, пан собственной персоной вышел точно в то же время, что и в предыдущий день сбора краденного железа. Ян удовлетворённо вздохнул, двинувшись за раздолбанной колымагой, на самом деле уже начиная нервничать по поводу того, что мог примелькаться рожей, хотя и меняя с особым усердием местоположение точки наблюдения из арендуемых машин, их марки и даже агентства по их сдаче. Вполне вероятно, что его попросту слегка запараноило, потому что приходилось работать в сжатые сроки, так как имея больше времени, Ян действовал бы намного осторожнее.
Убедившись в том, что Папеж, он же Хадек, действительно пошёл по маршруту рейда, хантер соскочил с его «хвоста» и отправился на восток Праги. Он уже знал конечную точку и, оставив свою машину в одном из тёмных безлюдных закоулков неблагоприятного района Праги 8, добирался до нужного места уже на своих двоих.
Густота сумерек была почти идеальной, когда на подъезде к складу тихо зашелестели шины. Объект вышел из машины и в течении пятнадцати минут перетаскивал собранное добро внутрь здания, после чего исчез за его дверью. Продолжая рассчитывать на привычку цели к «режимности», Ян, сидевший всё это время в тени соседнего здания, натянул до шеи спецназовскую маску с прорезями для рта и глаз и скользнул к машине, с лёгким щелчком открывая дверь. Внутри пахло машинным маслом, ржавым железом, дешёвым табаком и алкоголем, но хантер успел привыкнуть к этой смеси, пока, затаившись, ждал жертву на заднем сидении. Ничего не подозревающий Папеж, вышел со склада спустя полчаса, замкнул его, сел в авто и в тот момент, когда его пальцы потянулись к зажиганию, в воздухе с тихим шелестом взметнулась и опустилась на его шею толстая рыболовная леска, с которой с лёгкостью можно было пойти на сома.
- Я не хочу твоей смерти, мне нужно, чтоб ты слушался меня.
Ответом ему был резкий свист в воздухе, и если бы не реакция Копова, охотничий нож всадился бы ему в плечо, а не в спинку сидения. Действия мужчины оказались столь же быстрыми и решительными, и его руки жёстко натянули удавку со смертельно опасной для жертвы силой, врезаясь в кожу и перекрывая доступ кислорода.  Прошло около минуты, в течении которой Папеж бился в его руках, как большая рыба, затем выронил нож и, багровея, начал царапать собственное горло в тщетных попытках зацепить леску ногтями. Подождав ещё секунд десять, пока движения не станут совсем судорожными, а лицо не начнёт приобретать синюшный оттенок, Копов ослабил удавку, давая пленнику жадно схватить ртом дерущий горло воздух.
- Сука! Да ты знаешь кто я!? – в хриплом карканье слышалось неподдельное возмущение и клокочущая ярость.
- Это не важно. Важно лишь то, что твоя жизнь сейчас зависит от твоей сообразительности.
- Да ты…, - начал было Папеж, но тут же поперхнулся собственными словами из-за вновь сжавшейся на его горле лески.
- Слушаться,  - безлико повторил хантер, закрепляя урок до тех пор, пока жертва пускала новую порцию слюней и не замолотила заведённой назад рукой по спинке водительского кресла.
- Что ты хочешь? – просипел пленник, когда смог отдышатся.
- Я хочу, чтобы ты завёл машину и поехал, - голос Яна оставался ровным и ничего не выражающим.
- Куда!? Я не смогу.., - заскулил Папеж.
- Не заставляй меня повторять дважды, - давление лески слегка увеличилось. – Заткнись и поезжай.
Повисшую тишину в салоне, нарушали лишь короткие указания Яна, раздававшиеся только в те моменты, когда нужно было скорректировать маршрут. Всякий раз, когда ему начинало казаться, что жертва намеревается что-то предпринять или пытается заговорить, он затягивал удавку, давая ей почувствовать тот факт, что она умрёт раньше, чем попытается угробить его. Через сорок минут езды окольными путями, они въехали в нужный закоулок, где арендованное «Вольво» терпеливо ожидало своего временного хозяина. Убедившись, что за ними никто не следит, Ян приказал пленнику припарковаться почти впритык, после чего вышел из машины, вытаскивая его за собой. Он не сомневался, что Папеж попытается что-нибудь предпринять, потому специально держался чуть позади него, как раз с той целью, чтобы в следующее мгновение чужой удар пришёлся вскользь по его куртке, и тут же вернул ответный по почкам и под коленями. Жертва выгнулась и рухнула как  подкошенная, после чего хантер с минуту усердно душил её удавкой, раздражаясь от того, что должен возиться с этим тупым идиотом, вместо того, чтобы просто его вырубить. Удовлетворённый результатом и присмиревшего на время пленника, он бросил петлю и прошёл к своей машине, открывая багажник и доставая из него скотч. Папеж уже умудрился подняться на четвереньки, когда хантер обернулся, за что тут же получил глухой удар в живот, вновь скрючивший его и позволивший Яну обмотать его руки клейкой летной. Дополнительных указаний о сознании цели и её порчи у Копова не было, а о том, что инициатива наказуема, он был научен неоднократным горьким опытом, посему старался бить по местам, где не останутся синяки. Вздёрнув за шкирку пленника, он отволок его к машине и затолкал в багажник, разместив на разложенной заранее плёнке и перемотав скотчем ноги. Так же он дополнительно оторвал кусок липкой ленты и заклеил ей рот жертвы.
- Тшшшш, - он приложил палец к губам, а затем похлопал по щеке переполненное ненавистью лицо. – Хороший мальчик, - крышка багажника опустилась с тихим хлопком.
Свинтив с машины Папежа номера, чтобы позже выбросит их в канал, Ян оставил ключи в зажигании и чуть приоткрыл водительскую дверцу, делая лёгкую добычу ещё желаннее. Опустившись за руль своей машины, он отрапортовал короткой мессагой: «объект готов к отгрузке» на почтовый адрес Заказчика, воспользовавшись доступом к почте со смартфона.  Дождавшись в течение пятнадцати минут ответа о готовности принять объект и адрес, Копов завёл машину и выехал из переулка...
10. Как часто будете появляться
По мере востребованности.
11. Связь
Отправлено.

Отредактировано Ян Войтех (03-04-2012 23:19:05)

0

2

Вы приняты, добро пожаловать.

0


Вы здесь » Прага » Персонажи » Ян Войтех, охотник