Прага

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Прага » Персонажи » Харусек Дэпчек


Харусек Дэпчек

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя
Харусек Дэпчек.

2. Возраст
30 лет.

3. Внешность
Высокий, хорошо сложенный мужчина. Темнорусые волосы, славянские черты лица, яркие синие глаза. Кожа светлая, но загар ложится на удивление легко. Особенной красотой Харусек не отличается, но женщины в нем всегда что-то находили. Отросшие волосы либо модные стрижки с мелированными прядями, металлические украшения, кожаные жилеты на голое тело - Харусек не упускает возможности эпатировать окружающих, чем иногда напоминает подростка. В юности он сделал несколько татуировок - на спине и на руках. Сейчас совершенно не смущается, если они выставляются из-под дорогих костюмов на официальных мероприятиях. В тоже время любит напускать на себя таинственный вид, как и положено автору мистических романов. Носит солнцезащитные очки и плащи с шарфом вокруг горла а-ля новый Шерлок Холмс.

4. Характер
Воспитываемый женщинами, матерью и бабушкой (преимущественно бабушкой), он рос тихим и спокойным ребенком. Ежедневные многочасовые занятия музыкой привили ему дисциплинированность, упорство и усидчивость, что в итоге помогло, когда он стал зарабатывать на жизнь писательством. Харусека всегда привлекали уличные ребята, которые раскрашивали стены домов краской из баллончиков, а потом удирали подворотнями от полиции. Ему нравилась даже их одежда, то рваная, то одетая не по размеру. Его привлекали их музыка и странные ломаные движения танцев, больше похожие, по мнению бабушки, на кривляние. Она не отпускала внука гулять с плохими мальчиками, а мать на дух не переносила современной молодежной культуры.
Переезд в Прагу совпал с трудным переходным возрастом. Было все, как у нормального подростка: ссоры и обиды, бурное выяснение отношений и уходы из дома, во время которых Харусек ночевал на чердаке театра. Приобрести друзей среди сверстников у мальчика не получалось. Его считали домашним мальчиком из богемной семьи. Тот пытался доказать, что крут. В итоге его загривок украсила татуировка, немного позже такие же "браслеты" появились на запястьях. Последнее привело мать, тогда еще мечтавшую об исполнительской карьере для сына, в ярость. Сводить татуировки Харусек не стал, наоборот, после завершения учебы, он вернулся к образу бунтаря. Друзья-сверстники у Харусека появились только в студенческие годы. Сходился он с людьми легко, так как был общительным и эрудированным собеседником, легко поддавался увлечениям. Оказалось, что багаж знаний, полученный из тысячи прочитанных в библиотеке книг, стал приносить ему пользу. Панк в душе, Харусек редко разрешал себе отпустить вожжи прежде, когда пытался найти себя в торговле. Зато писательство  дало ему долгожданную свободу и финансовую независимость. От талантливых людей всегда ждут чего-то необычного. Понимая это и используя, как пиар, Харусек позволял окружающим говорить о своих экстравагантных выходках, одновременно получая от жизни удовольствие и зарабатывая на этом.

5. Ориентация
Би.

6. Биография
Если бы все мечты его матери исполнялись, то его биография виртуоза-исполнителя начиналась бы так: "Харусек Дэпчек был рожден на сцене". Но мечты остались мечтами. Семейное предание гласило, что его мать, Эсмеральда Дэпчек, стажерка Национального театра, почувствовала себя нехорошо во время одной из репетиций 1981 года. Статистку отправили за кулисы, вызвали «скорую», а спустя некоторое время в одной из больниц Праги появился на свет недоношенный Харусек.
Молодая женщина не пожелала ставить крест на своей оперной карьере, поэтому отправила сына, как только врачи удостоверились, что с ребенком все в норме, к бабушке в Пардубице, которая владела там небольшим бакалейным магазином. В Пардубице Харусек рос, ходил в школу, читал книги, был впервые усажен за пианино... На роду мальчику было написано, что он получит музыкальное образование, тем более, что способности ему передались от родителей. В одиннадцать лет Харусек переехал в Прагу, вместе с бабушкой, так как у матери, ставшей солисткой Национального театра, как она мечтала, на его воспитание совершенно не было времени, но имелось желание похвастаться талантами сына.
Ни восторга, ни пиитета у Харусека не вызывали ни музыка вообще, ни опера в частности. Ему нравилось пробираться в запертые святая-святых старинного здания, бродить по пыльным перекрытиям под крышей, воображать себя Индианой Джонсом или Шерлоком Холмсом, а когда  посмотрел мьюзикл - Призраком оперы. Возможно, именно тогда в юном мозгу загорелась та искорка интереса к мистике, что в будущем создала его писательскую славу. Темные закоулки театра открывали подростку и обратную сторону жизни, от которой его оберегала бабушка. В двенадцать лет он уже знал, чем наедине могут заниматься мужчина и женщина, а также мужчина и мужчина. К четырнадцати годам он стал своим человеком среди работников сцены, костюмеров и гримеров, да и заводить дружбу было гораздо проще с осветителями и артистами из массовки, чем с напыщенными певцами и уткнувшимися в свои пюпитры музыкантами в оркестровой яме.
На прослушивании в консерватории выяснилось, что способности Харусека-пианиста немногим выше средних. Так надежды Эсмеральды разбились, как стеклянный бокал в руках меццо-сопрано, взявшей высокую ноту. Харусек получил право самостоятельно выбирать жизненную стезю. Но тут он уступил просьбам бабушки и выбрал торговый колледж. Коммерсанта из Харусека тоже не получилось, правда, уже по другой причине.
Однажды он повел друзей за кулисы театра. Память и хорошо подвешенный язык позволяли ему быть отличным рассказчиком. Особенно подробно он остановился на одной романтической истории любви осветителя к покойной приме, призрак которой возвращался на сцену в полночь. Один из приятелей в шутку предложил записать эту историю "для потомков". Харусек так и сделал, а получившийся рассказ предложил в популярный журнал. Глядя на полученный гонорар, Харусек подумал, что никогда еще не зарабатывал деньги так легко. За одним мистическим рассказом последовал другой. Потом начинающим автором заинтересовалось издательство и предложило написать в таком же мистическом ключе путеводитель для туристов о замках в пригороде Праги.
На несколько месяцев Харусека из столицы унесло воображение. Вернулся обратно он другим человеком, с готовой рукописью путеводителя и замыслом собственного первого романа.  После его издания начинающего автора пригласили стать участником европейского конгресса фантастики, который проходил в Барселоне. Харусек выступил с лекцией о роли Праги в мистической литературе, провел один мастер-класс и подписал много книг читателям, но в чешской прессе больше рассказывалось о его последующих ночных приключениях с неким Фернандо Герреро. Случайное знакомство с испанцем продолжилось. Оказалось, что молодым людям интересно проводить время в обществе друг друга.
К тридцати годам Харусек стал довольно известным писателем. Литературные критики поднимают его творчество на смех, читатели раскупают его книги, газетчики пророчат славу чешского Харуки Мураками. Отчасти, чтобы подражать японскому коллеге, с другой стороны, чтобы сделать приятное матери, Харусек купил джаз-клуб «Редут», что неподалеку от Национального театра. Там пожилая оперная певица, но все еще очаровательная женщина, почувствовала себя полноправной хозяйкой. Поручив управление клубом матери, Харусек много времени проводит в своем рабочем кабинете, под который снял мансарду в центре города. Теперь, когда музыка перестала быть для Харусека проклятием и смыслом жизни, он понял, что неравнодушен к хорошей игре, а потому проводит свободное время вместе с приятелями в этом клубе.

7. Статус
Писатель-мистик.

8. Пробный пост
- Я не хочу закончить, как Богумил Грабал! - Харусек распахнул дверь в спальню Фернандо и подобрал с прикроватного пуфика пульт управления. Шторы разъехались в стороны, пропуская в комнату Нанду утренний свет. На столике стояла початая бутылка красного вина, одинокий бокал лежал в собственной винной луже, на ширме у стены висел алый лифчик.
- Он жил долго и получил много премий? - донесся приглушенный хрипловатый со сна голос из-под одеяла, под которым угадывались очертания двух тел.
- Опять пальцем в небо и прямо в точку! Ты знаешь, что гонорары меня волнуют куда больше, - Харусек прислонился к подоконнику и задумчиво перевел взгляд за окно. За стеклом на узком карнизе выхаживали голуби, важно выпрашивая крошки. Он пояснил:
- Грабал жил долго, но однажды попал в больницу и, когда кормил голубей, выпал там из окна, как его собственный персонаж. Понимаешь, почему я завел личного психолога? Мне не хочется однажды очнуться в крови в центре пентаграммы. Или где похуже...
Из-под одеяла показалось женское личико и спряталось, потом раздался шепот: "Чего ты его не выставишь?" и нечленораздельный ответ по-испански, смысл которого не понял даже Харусек.
- Вообще-то этот дом принадлежит мне. И это он живет в нем с моего согласия. Кстати, сегодня вторник. Уже два часа, как начался твой рабочий день, и я пришел на консультацию.
Из интереса он дождался появления знакомой, взлохмаченной после бурной ночи шевелюры.
- Учти, это я у тебя такой податливый клиент, а знакомые моей матушки другие. В них течет рыцарская кровь, не забывай! За что они тебе платят, хотел бы я знать? - Харусек понимал, что время и место совершенно не подходят для выговора, но он же платил своему психоаналитику и по совместительству непутевому другу за то, что мог говорить вслух все, что лежит на душе. Вопрос о том, слушает тот его или погружен в свои собственные размышления, обычно не поднимался. Иногда Харусек ломал голову, как ему довелось сойтись с таким взбалмошным и необязательным человеком, да еще впустить его в свой дом. Наверное, ответ был в том, что испанец принимал его таким, каков он есть, и поддерживал все его авантюры, скромные по сравнению с собственными. Когда Фернандо переехал в Чехию, Харусек перезнакомил его с многочисленными и в большинстве состоятельными знакомыми матери. Так он обеспечил молодого, но амбициозного психоаналитика богатой клиентурой.
- Твое поведение означает, что моя консультация перенесена на более позднее время? - улыбнулся Харусек, направляясь к дверям. - Очень жаль. Я специально ради нее покинул свое логово, - так он называл свою мансарду, адрес которой и ключи тоже, скрывал от друга, чтобы тот не отвлекал во время кропотливой писательской работы, - Придется возвращаться обратно. Адьос, Нанду!

9. Как часто будете появляться
Могу часто, почти каждый день.

10. Связь
Выслана администрации.

Отредактировано Харусек Дэпчек (19-03-2012 19:39:09)

0

2

Вы приняты, добро пожаловать.

0


Вы здесь » Прага » Персонажи » Харусек Дэпчек