Прага

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Прага » Персонажи » Ульрих фон Маловиц, Магистр клуба, охотник


Ульрих фон Маловиц, Магистр клуба, охотник

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя
Ульрих фон Маловиц, Душелов

2. Возраст
36

3. Внешность
Длинное, узкое, тронь - порежешься, чуть асимметричное лицо, светло-голубые, с зеленцой, глаза. Внушительный породистый шнобель, заставляющий задерживаться оценивающие и любопытные взгляды наивных дев, свято убежденных в истинности слухов о пропорциональности размеров носа и иной части мужского тела. Недлинная шевелюра цвета адовой смолы, приправленной каплей венского кофе. Светлая кожа на тщательно выбритых скулах отдает в синеву. Тонкие губы, богатые сотней оттенков улыбок. Живая мимика, мягкая жестикуляция, негромкий, вкрадчивый голос, сдобренный легкой хрипотцой дорогого табака - все это вместе плетет вокруг собеседника мягкую, невидимую и неосязаемую сеть. Паутину доброжелательности, сопричастности, доверия.
Длинномерное жилистое тело одинаково удачно облегают как строгие классическое костюмы, так и рубашки, фраки, сюртуки немыслимых фасонов и расцветок. Неудивительно - все они шьются у одного и того же портного, за много лет изучившего как вкусы, так и особенности фигуры клиента. Почти всегда на пальцах изобилие массивных колец и перстней, в ухе часто покачивается серьга. Единственное, что никогда не меняется в этом обилии бижутерии - медальон с изображением человекобыка.

4. Характер
Тщательно поддерживает образ великосветского фрика - экстравагантные выходки, броские костюмы, резкая смена манеры поведения. В зависимости от настроения, необходимости и ситуации может быть шумен, вульгарен и экзотичен, как цыганский табор вздумавший заняться свальным грехом в шапито странствующего цирка уродов, или вежлив, тактичен и безукоризнен, как серебряный сервиз восемнадцатого века на столе королевы Виктории во время официального приема. Единственно, каким не может себе позволить быть - это скучным. Жизнь слишком коротка, чтоб тратить бесценное время на скуку. Эгоцентричен всегда и во всем, хоть и маскирует это под личиной доброжелательности. Первопричина, основа и мотивация любого поступка - "я хочу". Суеверен, мистичен, наполнил свою жизнь мелкими ритуалами, от которых часто зависят настроение и принимаемые решения. В личном общении мягок, обаятелен, легко завоевывает доверие, у многих создается впечатление, будто они были знакомы всегда, уже после пары встреч. 
Азартен, зависит от адреналина, но в любых играх предпочитает устанавливать свои правила. Играет с людьми, играет людьми, играет в людей. Провокатор. Считает, что из любой мышеловки должен быть выход, но только  один. Осознанно жесток, получает удовольствие от чужой боли. Иногда впадает в состояние берсерка, подобно кунице, попавшей в курятник, и тогда уже не может остановиться никак. Людей, которые неприкосновенны для него в этом состоянии можно пересчитать по пальцам одной руки. И плевать на последствия.

5. Ориентация
Бисексуален.

6. Биография
Родился в Брно, в ноябре 1975 года. Бархатная революция застала его уже в Праге, в доме деда, куда они вместе с матерью переехали в конце восьмидесятых, после смерти отца. Дед, бывший военный переводчик, к тому времени полковник разведуправления в отставке, с каким-то нездоровым азартом взялся за воспитание внука, соперничая в этом с фрау Мартой фон Маловиц, урожденной немкой.
В доме фон Маловиц всегда говорили на двух языках, чешском и немецком, и поэтому вопрос, где будет учится Уве по окончании пражской гимназии, даже и не стоял. Естественно, Берлин. Университет Гумбольта на пять лет распахнул перед ним свои объятья. На пять долгих лет пролетевших как один миг. Пока Ульрих гонял по ночному Берлину в компании в полный ноль набравшихся байкеров, постигал сложную науку набивания папиросных гильз коноплей, рисовал кровью еще бьющегося в руках безголового петуха на животе приятеля руну Тюра, таскал огарки свечей из собора для вудуистского вольта и, между делом, сдавал экзамены, дед его был занят делом. Железный Отто вложил остатки семейного капитала в развивающийся, благодаря "демократическим преобразованиям", туристический бизнес, и поймал первую, самую щедрую волну прибыли, которая умножила его вложения в несколько раз. К тому же, очень разнообразные связи барона фон Маловиц помогли ему добиться возвращения большей части изъятых социалистическим правительством семейных владений. Помимо нескольких домов в Праге, Тршебиче и Кладно, в частную собственность вернулся и белокаменный замок "Астерий" на берегу Влтавы.
Вернувшись из Берлина с дипломом магистра экономических наук, оставшиеся несколько месяцев до призыва Уве провел в Праге, разбирая семейную библиотеку, оставшуюся в ведении государства, но щедро спонсируемую бароном. Натолкнувшись на первое упоминание о клубе "Седьмого круга" Ульрих был заворожен самой идеей и принялся методично искать все, что было связано с этой, как ему казалось, семейной легендой. Пришлось изрядно подтянуть латынь, на которой велась часть записей, и проштудировать старонемецкий. Через четыре месяца он стал обладателем летописи берущей начало в середине семнадцатого века и обрывающейся в 1918 году. Уве отложил записи и пришел к деду. На слова "дед, я хочу научится убивать", Железный Отто задумался на миг и ответил односложно - "в армию! Если не убить, а убивать, то только туда."
Восемнадцать месяцев срочной службы в десантных войсках и старший лейтенант Ульрих фон Маловиц заключает контракт еще на двадцать четыре. Только не с родным государством, а с частной военной компанией  Executive Outcomes, которая как раз была нанята правительством Сьерра-Леоне для подготовки правительственной армии и  проведения боевых операций против повстанцев Объединенного революционного фронта. Обстановка была напряженной: повстанцы уже вошли во Фритаун — столицу Сьерра-Леоне. При поддержке трех вертолетов Ми-17 и одного Ми-24 три сотни бойцов уже в апреле-мае 1998 года полностью зачистили от повстанцев Фритаун, а в августе у мятежников отобрали алмазоносный район Koibu. Затем вертолетный десант компании уничтожил и штаб Объединенного революционного фронта. Количество жертв не уточнялось. Априори считалось, что среди местного населения некомбатантов нет. За это время Уве довел навыки по превращению любого подручного предмета в оружие прочти до совершенства и довольно бегло заговорил французском и на английском, который до этого знал на уровне "Big Muzzy".
Несколько недель отпуска он провел не как рассчитывал сначала, дома, в Праге, а на Гаити, в гостях у приятеля пилота, громадного негра по прозвищу Папа Ахо, истового приверженца культа вуду. Причем, кимбанда, самой темной из его разновидностей. Это были три недели грохочущих барабанов, черного рома, закаченных до белков глаз танцующих мамбо и пряного вкуса жертвенной крови. В Сьерра-Леоне Уве вернулся с талисманом Ошумаре, двуполого повелителя змей, благословением бокора Мботи, прозвищем Душелов и истинным сокровищем - глиняным бутыльком с черным порошком кимбанда. Порошком, в который входят сушеный иглобрюх, жаба буфо маринус искусанная морским червем, черный порох, тальк и измельченный череп недавно умершей мамбо. Порошок зомби, с помощью которого можно поймать душу.
Насчет души он так и не выяснил, но вот тетродотоксин, как оказалось, прекрасно действует на пленных, сначала приводя в состояние комы, а потом на какое-то время лишая воли.
В счет последних трех месяцев Ульрих выплатил компании неустойку, расторгая контракт. Время игр закончилось - Железного Отто свалил с ног тяжелейший инфаркт, оправиться от которого ему удалось только чудом. Еще полтора года Уве неотлучно находился с дедом, перенимая дела компании, которая к тому времени выросла до сети небольших бутик-отелей ВИП-класса разбросанных по  всему Старому свету. Братство "Седьмого Круга" на время было забыто. Отели постепенно оснащались и обрастали дорогой и специфической отделкой. Тематические номера на самый разный вкус для любителей экзотики - от викторианского антиквариата и очень качественных реплик до готики, от хай-тека и до возрождения, от мистики до шаманства.
Через полтора года деда не стало и новый барон фон Маловиц вернулся к отложенной летописи. Следуя подсказкам, заключенным в ее строках он отыскал в одной из башен Астерия тайник. Помимо маски минотавра в стенной нише, скрытой портретом одного из далеких предков, нашлись кольцо с оттиском бычьей головы и медальон с изображением человекобыка.
На то чтоб найти ныне здравствующих потомков Эвальда Яна Чёрного ушло немало времени и денег. А когда, ко всему прочему, выяснилось, что один из них, Вацлав, некогда побывал уже в этой библиотеке, Ульрих не колебался ни секунды. В обыкновенный конверт из коричневой манильской бумаги легло кольцо из тайника. И больше ничего. Шел 2002 год.

7. Статус
Бизнесмен, владелец сети отелей, меценат. Барон.

8. Пробный пост
Вторую неделю барабаны ведут ритм. Средний держит, малые разбегаются, большой собирает их всех вместе. Барабанщики падают от усталости, их заменяют новые, упавших оттаскивают отдыхать. Ритм, ритм, ритм. Ритм везде и во всем. Старуха Мария пластает огромным ножом блестящую чешуей рыбину. Ритм уводит ее и она с ножом в руке уходит танцевать. Слава тринадцати пантеонам. Благословение добрым лоа. Жар пробивает сквозь пальмовый навес.
Папа Ахо запрокидывает голову, как гигантская пиявка высасывая добрую треть бутылки дешевого тростникового рома, и только черный кадык ходит туда сюда в такт глоткам.
- Я же обещал тебе показать настоящий праздник вуду?
- Ну, обещал... - даже после закалки африканской жарой гаитянское солнце выжирает мозги. Поэтому уже сотню раз обгоревший и облезший Уве лоснится кокосовым маслом и бронзовым загаром. И все равно на фоне местных он - бледная поганка. Слишком белый.
- Ты что же, не рад? - Ахо сует сослуживцу крепко шибающую сивухой бутыль.
- Рад, очень рад... - слова запекаются в глотке и сыплются скрипучим мелким песком. На Уве только обрезанные по самое нехочу драные джинсы и шелковая бандана. Все равно жарко. Слишком много солнца, много моря, много песка, много танцующих и смеющихся негров и много ритма.
- Пошли, пошли, не кисни! - огромное черное тело подхватывает и тащит в сторону митана, столба, на котором извивается незримый змей, проводник лоа в мир людей. - Старый Мботи уже собирается кормить лоа. Ты же хотел это видеть.
Вторую неделю праздник Fete de Gede, Папы Геде, властителя мертвых. Вторую неделю не смолкают барабаны. Ритм, ритм... По кустам зажимаются парочки и небольшие компании. Молодняк, взрослые, старики - Папа Геде любит чувственность, она зовет его, она и ритм. Помимо своей воли Ульрих двигается так же как и все - его тоже ведет ритм, каждая капля крови изнутри долбит в виски, бьет в свои барабаны, держит ритм. Вчера был петух, жженый тростниковый сахар и ром. Сегодня бокор держит козленка, а рядом гуляют уже два черных петуха. Сегодня день только кровавой пищи. Широкий и долгий глоток и ром смывает скрежещущий в горле песок.
- Папа Легба, отвори ворота. Папа Легба, отвори ворота и дай мне пройти. Отвори ворота, чтобы я смог позвать лоа!
Мботи ведомый барабанами переступает через веве начерченные, вернее насыпанные пшеничной и кукурузной мукой на земле. Плачут паршивым воском черные свечи. Кривой короткий нож умело перехватывает горло козленка, так что тот успевает только удивленно взмекнуть. Старый негр мажет кровью спину, плечи, волосы, а в висках Уве живут барабаны. Ахо успевает только отстраниться, а потом понимающе кивает, не мешая - лоа нашел свой сосуд.
Все жилы натягиваются как струны. Струны готовые лопнуть. И тело, на миг закаменев, покачиваясь в ритме, течет в сторону митана. Пальцы скрючены, словно когти, не разогнуть, короткие ногти рвут мясо, пытаясь шире раскрыть кровавую рану на горле зарезанного козленка. Да, только этой соли и не хватало. Уве, или уже не совсем он, властным жестом отбирает у бокора нож, чтоб по всем правилам ритуала вскрыть брюхо жертве. Жемчужно-кровавые плети валятся на землю. Босые ноги переступают по этому месиву. Меж пальцев мука и кровь.
- Аше. Аше!
Рот полон черных перьев, а в руках бьется петух.
- Аше!
Еще три дня в тумане. В дурмане барабанов. Уве приходит в себя в темном хунфоре бокора. Его губы повторяют за Мботи призыв к Эшу Да Капа Прето. По груди течет кровь, своя и чужая, смешиваясь с потом и засохшей кровью прошлых дней. Колени сжимают бока лежащей на земляном полу женщины. Всем хороша - высокая полная грудь, поджарый живот, крепкие бедра, да вот беда, ее голова в руках Мботи. Мозг в отдельной глиняной бутыли, а снятую верхнюю крышку черепа старый хрен толчет в каменной ступке. Ульрих жадно ловит каждое его движение.
- А потом черный порох, - негр запечатывает гови, - и можешь встать.
Ночной воздух льется в пересохшую глотку. Ноги не держат. Руки подрагивают.
- На тебе печать Геде. Иначе я бы не пустил тебя. Но родись ты черным, ты уже был бы хунганом.
И Мботи поворачивается спиной, обозначая, что он все сказал.

____
*Лоа - (искажённое французское «roi») духи предков, духи мертвых в пантеоне вуду.
Fete de Gede - один из главных лоа, Папа Геде, повелитель мертвых.
Бокор - колдун вуду.
"Папа Легба, отвори ворота. Папа Легба, отвори ворота и дай мне пройти. Отвори ворота, чтобы я смог позвать лоа!" - Папа Легба, проводник лоа, говорит с миром живых от мира духов. Использована начальная фраза ритуала праздника лоа.
Веве - знаки-печати основных лоа, во время ритуала рисуются на полу пшеничной или кукурузной мукой, кирпичной крошкой или кровью хунгана.
Аше – призыв, клич Вуду, напоминающий по значению известное магическое “утверждение”: “Да будет воля моя, да будет так!”
Хунфор - святилище вуду, часто устраивается в жилище хунгана.
Хунган - жрец вуду, служитель лоа.
Эшу Да Капа Прето – дух черной магии Вуду, Эшу в черном плаще.
Гови - специально изготовленный из глины горшочек, в котором обычно хранится отмершая плоть, являющаяся звеном меж царством живым и миром мертвых. Так же используется для хранения "порошка зомби".

9. Как часто будете появляться
По мере надобности игры.

10. Связь
ЛС

+5

2

Вы приняты. Добро пожаловать.

0


Вы здесь » Прага » Персонажи » Ульрих фон Маловиц, Магистр клуба, охотник